29.09.2020
Мечта — и есть свобода. Интервью с Егором Поповым, участником проекта «Один на один»
На спектакли Баланчина «Аполлон Мусагет» и «Серенада» в Пермский театр оперы и балет пришел единственный зритель. Только для него танцевали солисты балета и играл оркестр.

Каково ощущать себя человеком, ради которого работает целый театр? К чему приводят в жизни безумные идеи и крутые перемены? Насколько сложно привезти в Пермь Ирину Хакамаду и Эл Ди Меолу? Об этом и многом другом корреспонденту «АиФ-Прикамье» Вере Шуваевой рассказал победитель уникального проекта «Один на один» Егор Попов.



Антон Завьялов2.jpeg
Егор Попов, участник проекта «Один на один»
   Фото: Антон Завьялов



Егор, судя по участию в столь необычном проекте, вы человек азартный?

Проект привлек своей необычностью. Но азарта не было. Не было свербящей мысли: вот бы стать тем счастливчиком, чью заявку выберут случайным образом во время жеребьевки. Я и жеребьевку, когда Марат Гацалов из 555 заявок достал мою, не смотрел в прямом эфире. Узнал об этом только из звонка театра.

И страха остаться с театром один на один не было вообще?

Чувствовал, что внутренне готов к такому событию. Но проснулся в тот день все же с ощущением страха. Это сродни публичному выступлению: стоишь один на сцене, в зале публика. И ты боишься, что она тебя отвергнет. Здесь то же самое, только наоборот. Перед тобой выступают ведущие артисты, а ты в зале один. И надо постараться быть с ними на равных, иначе контакта не получится. Потом страх исчез. Но когда уже шел на спектакль, возникло легкое желание свернуть в сторону. Я сказал себе: «Спокойно!» И продолжил идти.

Контакт случился?

В целом — да. Хотя для меня проект «Один на один» не стал развлечением или шуткой. Это был очень интересный, но эмоциональный и физически тяжелый опыт. На несколько дней он выбил меня из привычного состояния. Оказалось, не так просто пропустить через себя столько энергии. По состоянию здоровья я даже отказался от участия в Пермском международном марафоне.

Жалеете, что не бежали?

Нет. Горд за Пермь, где проводят соревнование, входящее в ТОП-15 лучших марафонов мира. Давно присматривался к нему. А нынче понял: хочу пробежать. Раньше я ежедневно бегал километров по десять, рекорд 27 км. Потом был пятилетний перерыв. Решив участвовать, опять начал тренировки. Хотел бежать полумарафон — 21 км. Но пришлось смотреть прямую трансляцию лежа на диване. Там происходило что-то невероятное! Очень драматичная борьба развернулась между участницами женского марафона: две девушки выполнили олимпийский норматив. То есть они могут теперь ехать на Олимпиаду! Такого, по-моему, не было никогда.

Антон Завьялов.jpeg
Фото: Антон Завьялов



Что вам ближе: балет, опера, драма?

Мне близки люди. Если человек — мастер своего дела, искренне восхищаюсь им, в каком бы формате он не выступал. Я никогда не буду ни танцовщиком, ни оперным певцом. Но я могу стать мастером в собственной жизни, чему-то научившись у человека, который находится на сцене. Для меня театр — это не про досуг. Это в первую очередь про познание себя.

Когда вы поняли это?

Началось все в 2016 году. До этого я был далек от театра. А в апреле 2016-го увидел в соцсети приглашение волонтеров на Дягилевский фестиваль. Подал заявку, прошел собеседование. Тот фестиваль стал одним из самых ярких событий в моей жизни. Много знакомств, встреч, эмоций. Вместе с музыковедом Аней Фефеловой мы занимались организацией образовательной программы для студентов музыкальных специальностей из Москвы, Питера, Нижнего Новгорода и других городов. Очень вдохновляли их отзывы о Перми: «У вас такие открытые люди, столько музыки!»

Как волонтер вы могли попасть и на любое мероприятие основной программы?

Конечно. И первой была «Травиата» в постановке Уилсона и Курентзиса. С нее, по сути, начался мой опыт театрального зрителя, который продолжается и сейчас. Кстати, на премьере «Травиаты» в Пермском оперном я сидел в седьмом ряду, место 6. И до сих пор считаю его знаковым. Поэтому сидел там и на проекте «Один на один», хотя в пустом зале можно было выбрать любое место.

Антон Завьялов1.jpeg
В этот день зритель мог выбрать любое место в зале. Егор выбрал то, которое стало знаковым в его любви к театру.
   Фото: Антон Завьялов



Музыка вошла в вашу жизнь раньше театра?

С первого класса. Я учился в 17-й школе, через дорогу — хоровая школа мальчиков. Все мои одноклассники ходили туда на хор. Позже стал учиться игре на саксофоне у Владимира Бородина, известного представителя пермской джазовой школы. Только через много лет осознал его роль в моей жизни. На самом деле Владимир Владимирович научил меня не игре на саксофоне, а музыке. Пермская джазовая школа была одной из ведущих в России. Да и Генрих Терпиловский, основатель советского джаза, тоже ведь из Перми. Не так давно нашел на YouTube видеозаписи 80–90 гг. Мурашки по коже! А в студенчестве сам Бог велел заниматься музыкой. С единомышленниками мы создали в ПГУ камерный ансамбль экономического факультета, где я играл на саксофоне и гитаре. Выступали на фестивале «Студенческая весна», ездили в другие города. Творческая жизнь просто кипела.

Как уживались потом математические методы в экономике с вашей тягой к творчеству?

Сложно. С одной стороны — полученное образование, знание фондового рынка (в страховой компании я доработался до руководителя отдела брокерских продаж). С другой — понимание, что занимаешься не своим делом. Правда, была попытка оставить работу по специальности и начать активный музыкальный период. Новый коллектив, запись альбома, несколько концертов. Но творчество не совмещалось с деньгами, а у меня была уже семья.
В 2009 году создали с товарищем компанию «Мастер-Финанс». Изначально занимались страхованием. Чтобы развиваться в бизнесе, нужно было учиться, а это опять же деньги. И ничего лучшего я не придумал, как организовать тренинг самому: привезти в Пермь специалиста по партизанскому маркетингу Алекса Левитаса, поучиться у него, дать возможность поучиться другим и таким образом заработать. Авантюра, конечно, но всё получилось.

Значит, безумных идей не надо бояться?

Однозначно. Раз в полгода привозил в наш тренинговый центр Левитаса, Сергея Азимова, Дмитрия Кота и других тренеров. Потом стал организовывать конференции, мастер-классы, концерты. Трижды привозил Ирину Хакамаду. Первый ее мастер-класс, на котором было 600 человек, организовал вообще в одиночку. Казалось, что это невозможно. Но мой девиз: нет ничего невозможного!

Мастер-классы Хакамады — ваш пик?

Нет, пиком, в том числе собственного авантюризма, считаю концерт Эл Ди Меолы в апреле 2014 года. Один из самых легендарных гитаристов мира в Перми — это космос! Всё удалось сделать за пару месяцев. Кстати, он и его музыканты назвали пермское шоу лучшим в туре по двадцати городам России.

Вы по-настоящему джазовый человек! То есть внутренне свободный.

Мечта — это и есть свобода. Для меня главное в человеке — не образованность и начитанность, не так называемое многознание. Главное — умение чувствовать, сопереживать и, конечно, мечтать. Это то, что делает человека человеком. Сразу приходят на ум Михаил Казиник, Бенджамин Зандер, Вячеслав Полунин, Хосе Абреу.


Интервью: Вера Шуваева
поиск