28 июля 2021
05 августа 2021
12 августа 2021
18 августа 2021
19 августа 2021
25 августа 2021
26 августа 2021
05 сентября 2021
15 сентября 2021
16 сентября 2021
17 сентября 2021
19 сентября 2021
22 сентября 2021
24 сентября 2021
25 сентября 2021
29 сентября 2021
01 октября 2021
03 октября 2021
06 октября 2021
09 октября 2021
10 октября 2021
13 октября 2021
14 октября 2021
17 октября 2021
19 октября 2021
21 октября 2021
27 октября 2021
28 октября 2021
30 октября 2021
31 октября 2021
Журнал
  • Июль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
28.10.2020
Благородные духом. Обзор первого тура конкурса «Арабеск–2020»

Вопреки обстоятельствам и в режиме строгого соблюдения мер безопасности «Арабеск-2020» стартовал в Перми в шестнадцатый раз. Без балета ни Россию, ни мир, ни город на Каме представить невозможно: тем ценнее произошедшее событие. Оно дает возможность увидеть в конкурсе некую душевную потребность многих и многих и ответить на риторический вопрос:


Что благородней духом — покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море бед, сразить их
Противоборством?


В сегодняшних реалиях балет, восславляющий красоту и гармонию, необходим как чистый источник радости, способный удержать и защитить от пессимизма и уныния.

Вглядываясь в конкурсантов, всегда стараешься понять: направлены ли они только волей своих руководителей, взяли ли судьбу в свои руки, либо просто рассчитывают на удачу.

Просмотры участников младшей возрастной группы явили туманные перспективы представительницы Аргентины Каролины Моисеевой. Да и могло ли быть иначе с учетом выбора ею двух сложнейших вариаций: из Grand pas classique Д. Обера — В. Гзовского и «Раймонды» А. Глазунова — М. Петипа. Исключительно из приязни к перфекционизму осмелюсь утверждать, что роскошная вариация на музыку Обера по стилю и технике покоряется даже не каждой опытной балерине. В «Раймонде» можно позабыть о шестнадцатитактовой «пытке» relevé Гзовского, когда исполнительница должна многократно вскакивать на пуант опорной ноги да еще при этом продвигаться вперед все более повышая battement ноги рабочей. Зато в рапидно колеблющейся пластике средневековой французской аристократки необходимо предъявить мягкие сходы с пуантов, а затем графичный, а не размашистый аttitude en avant. Не получилось.


Лири Вакабаяси (Япония) и Кубаныч Шамакеев (Кыргызстан).jpeg
Лири Вакабаяси (Япония) и Кубаныч Шамакеев (Кыргызстан)
Фото: Андрей Чунтомов


Юлия Хрусталева (Пермь) тоже взялась за трудновыполнимое, но ее solо из «Тирольского pas de deux» (из оперы Дж. Россини «Вильгельм Телль») в хореографии А. Бурнонвиля оказалось более точным попаданием в цель, нежели опыт с Grand pas classique Обера.

Другая пермячка Дарья Быкова обратилась к замечательным произведениям западно-русского и советского наследия. Ударная» вариация Джианины из балета «Наяда и рыбак» — реплика старинного голландского матросского танца «Матлот» — требует не просто виртуозности, но и особой витальности. Чересчур медленный темп второй части вариации не помог. К тому же, в финале пуанты исполнительницы досадно «киксанули». А вот «Танец с колокольчиками» из балета «Бахчисарайский фонтан» Р. Захарова пришелся состязательнице впору: характер получился игривым и обаятельным.

Часто приходится фокусировать внимание на совершенно очевидной вещи — правильности выбора репертуара конкурсантов. К примеру, в вариации Феи Сирени Тамила Шишкалева (Воронеж) показалась лучше, чем в solo Царицы вод из балета «Конек-горбунок», исполненного в грубоватой манере. Та же проблема, пусть и не столь ярко выраженная, возникла у Михаила Киминоса (Греция), который показал динамику полета и владение пространством сцены в вариации из балета «Сильвия» Л. Делиба-Ф. Аштона, но в вариации Принца Джальмы из балета «Бабочка» (музыка Ж. Оффенбаха, хореография. П. Лакотта по Марии Тальони) не добрал изысканного галльского шика и разнообразия интонационных красок.


Расмус Алгрен (Финляндия)1.jpg
Расмус Алгрен (Финляндия)
Фото: Юрий Чернов


Отсутствие «дансантного обаяния» у большинства конкурсантов даже побудило председателя жюри Владимира Васильева запросто обратиться к волнующимся за кулисами участникам с благожелательным призывом танцевать радостно и радовать зрителей. Понятно желание агонистов блеснуть техникой, но возросшая виртуозность и стремление во что бы то ни стало ею овладеть порой лишают танец артистичности.

Александра Криса (Москва), выступавшая в старшей группе одной из первых, выгодно отличалась от более молодых коллег. Она танцевала Pas d`esclave («Корсар») с пониманием драматургии и характера героини. Скоординировав мимику со смыслом исполняемого произведения, кантиленой движений балерина передала состояние невольницы и чутко реагировала на модуляции музыки. Но почему же классический дуэт лишился характерной детали — шарфа, который поначалу интригующе скрывает лицо и стан рабыни? Важного драматургического акцента Криса и ее партнер Юрий Выборнов (в конкурсе не участвует) себя и публику лишили.

Расмус Алгрен (Финляндия) обладает хорошей мелкой техникой, у танцовщика мягкие ноги, неплохое по форме вращение. Хотя больше двух pirouette он упорно не показывал, заставил теряться в догадках о том, насколько стабилен, при исполнении Pas de deux Жизели и Альберта из балета «Жизель» А. Адана.

Богдан Плешаков (Москва), выступавший в младшей группе, блеснул широтой амплуа. В качестве презентации выбрал вариацию Франца из балета «Коппелия» Л. Делиба, а для второго выхода — вариацию Армена из балета А. Хачатуряна «Гаянэ» (хореография Н. Анисимовой). Правда, в последней ему чуть не достало темперамента.


Богдан Плешаков (Москва)1.jpg
Богдан Плешаков (Москва)
Фото: Юрий Чернов


Неудача постигла студента Пермского хореографического училища Льва Пономарева. Участвовать в конкурсе, да еще с вариацией Альберта из «Жизели», оказалось преждевременно. Зато второе solo — Колена («Тщетная предосторожность» П. Гертеля) прозвучало, что называется, по летам.

Иван Сорокин (Москва) обладает легкой стройной фигурой и внешностью фарфорового пастушка. А великолепный подъем его аккуратной стопы — предмет жгучей зависти не только танцовщиков, но и балерин. Такие данные зачастую влияют на общее впечатление, что может в какой-то степени компенсировать даже недостатки техники. Впрочем, и их первый тур особенно не выявил, разве что вращение у соискателя не выглядело идеальным. Иван не бил на эффекты; изящным эльфом пропархал в вариацию из Grand pas classique Д. Обера и свободно трепетал «заносками» в вариации Коллена из «Тщетной предосторожности».


Иван Сорокин (Москва).jpeg
Иван Сорокин (Москва)
Фото: Андрей Чунтомов


Контрастом Сорокину в своих героических порывах выглядели Арутюн Аракелян и Мушег Аветисян (оба — Москва). Филипп («Пламя Парижа») у Аракеляна способен увлечь революционную толпу на штурм самодержавия, в мужской же вариации из Pas de trois «Пахиты» он покоряет воздушными tours, исполненными вправо и влево. Аветисян также обратился к «Пахите», но выбрал из дивертисмента вариацию Люсьена. Второй выход — вариация Раба («Корсар»). Решительно распоряжаясь сложными элементами из арсенала мужского танца, артист, однако, игнорировал важные аспекты «школы», что сказалось на недокрученных double assemblé.

Завершавший дебютный для конкурсантов тур просмотр приготовил, пожалуй, одно из самых ярких открытий: замечательную пару Лири Вакабаяси (Япония) и Кубаныча Шамакеева (Кыргызстан). Они исполнили дуэт Китри и Базиля из балета «Дон Кихот» Л. Минкуса блистательно с точки зрения техники, музыкальности, артистизма и общей культуры танца. Большой шаг артиста раскрывал ноги в упругих jeté, вертикальная ось его pirouette в attitude незыблемо ввинчивались в сцену, а сильные руки уверенно держали партнершу над головой и ловко заключали в объятия «рыбки» после двойной подкрутки в воздухе. Тонкая, изящная балерина светилась победоносностью примы. Свои стремительные и чистые fouetté она дополнительно оживляла чередованием положений рук: то раскрывая по II позиции, то фиксируя на талии.

Итак, просмотры первого тура завершены, впереди следующий конкурсный этап, раздвигающий творческие горизонты: соискателям наград придется вновь демонстрировать академическую выучку, а также показать себя в современной хореографии.


Текст: Александр Максов, член жюри прессы конкурса «Арабеск-2020»

поиск