19 октября 2021
Сегодня
21 октября 2021
27 октября 2021
28 октября 2021
31 октября 2021
03 ноября 2021
05 ноября 2021
07 ноября 2021
12 ноября 2021
14 ноября 2021
16 ноября 2021
26 ноября 2021
27 ноября 2021
28 ноября 2021
30 ноября 2021
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Ноябрь
12.05.2020
Валерий Тюменцев: лучший Риголетто в России
Сегодня трансляция из Пермского театра оперы и балета будет посвящена Валерию Тюменцеву, солисту Пермской оперы с 1990 по 2003 год.
Будучи великолепным драматическим баритоном, Валерий Тюменцев исполнял в Пермском театре партии Фигаро («Севильский цирюльник» Россини), Барона («Скупой рыцарь» Рахманинова), Голландца («Летучий голландец» Вагнера), заглавную партию в «Князе Игоре» Бородина, Скарпиа («Тоска» Пуччини), Грязного («Царская невеста» Римского-Корсакова), Графа ди Луна («Трубадур» Верди). Более того, Валерия Тюменцева называли «лучшим Риголетто в России».

B0021.jpg
Валерий Тюменцев в партии Барона. «Скупой рыцарь», постановка 1998 года


«…Уехал со скандалом из Сыктывкара в Свердловск: отпускать не хотели, пошел в гости к своему консерваторскому педагогу — профессору Ольге Ивановне Егоровой, рассказал о своем желании работать в опере. Она в ответ — строго: «Молодой человек, после окончания вами консерватории прошло 12 лет! Вы поездили по опереттам, при чем же здесь опера?». А я ей: «Вы послушайте только…» Спел. Она говорит: «Странно, что вы за эти годы не растеряли голос, не разболтали его, он у вас чистый… Ну что ж, попробуйте!»
Из беседы с Валерием Тюменцевым, «Театральная сюита», 1997

5.jpg
Валерий Тюменцев в партии Бориса Годунова. «Борис Годунов», постановка 1998 года (слева)
Фигаро — Валерий Тюменцев, Альмавива — Сергей Власов. «Севильский цирюльник», постановка 1985 года (справа)


Будучи артистом оперетты в течение одиннадцати лет и снискав на этом веселом поприще успех и признание, Валерий Тюменцев решил рискнуть и перейти на службу к опере — искусству суровому, величественному и весьма часто трагическому. Простая арифметика подскажет, что, как только Валерию Ивановичу ее величество опера позволила взойти в свой храм, неугомонный бег артиста по различным музыкальным театрам СССР приостановился. Первые одиннадцать лет он выступал на сценах Иркутска, Барнаула, Ижевска, Йошкар-Олы, Ростова-на-Дону, Сыктывкара, а следующие двадцать один год своего творчества он разделил только между двумя городами — Свердловском и Пермью.

По воспоминаниям певца, больше двух-трех лет он в театрах не задерживался: «становилось скучно». «Вроде, все в себя вобрал, все впитал, как губка, — возникала внутренняя необходимость сменить обстановку».

1.jpg
Дон Жуан — Валерий Тюменцев. «Дон Жуан», постановка 1993 года (слева)
Грязной — Валерий Тюменцев, Марфа — Татьяна Куинджи. «Царская невеста», постановка 1957 года (по центру)
Альмавива — Сергей Власов, Фигаро — Валерий Тюменцев, Бартоло — Виктор Суховской, Розина — Татьяна Куинджи.
«Севильский цирюльник», постановка 1985 года (справа)


Опера предложила совершенно особые условия артистического и вокального существования, и исчерпать их за два-три года было просто невозможно. Каждая партия требовала нелегкого поиска и шлифовки новой грани актерского темперамента и особой музыкальной интонации. В оперном репертуаре Тюменцева стали появляться партии, отмеченные уникальностью вокально-драматического исполнения: образы Поэта, Дона Гуана, Вальсингама (опера-триптих «Пророк» Владимира Кобекина) в Свердловском театре оперы и балета, Стеньо («Маддалена»), Голландец («Летучий голландец»), Иоканаан («Саломея») в Пермском театре оперы и балета.

«…Усиливая брутальное начало в Дон Гуане и доводя напряжение безысходности Вальсингама до крайних степеней, композитор, постановщик и исполнитель главной партии В. Тюменцев не боится и здесь прорвать сносно стройную систему наших привычных представлений, так сказать замкнуть образ Пушкина на бесконечные ассоциативные цепи…»
Об опере «Пророк», «Духовной жаждою томим…», 1987

2.jpg
Иоканаан — Валерий Тюменцев, Саломея — Светлана Боровикова. «Саломея», постановка 1995 года (слева)
Голландец — Валерий Тюменцев. «Летучий Голландец», постановка 1994 года (по центру)
Кармен — Татьяна Каминская, Эскамильо — Валерий Тюменцев. «Кармен», постановка 1988 года (справа)


В Пермском театре оперы и балета Валерий Тюменцев работал с 1990 по 2003 год — в «смутный» для страны период экономического и духовного кризиса, разрушения советской социокультурной парадигмы и несформированности иной идеологической опоры. Театральное искусство — даже такое, казалось бы, консервативное как оперное — отражало это состояние растерянности. Были почти лихорадочные поиски редко исполняющихся или забытых произведений, новых сценических форм воплощение классического наследия, попытки создания образов, адекватных современности, выражающих ее культурно-экономическую аморфность. Валерий Тюменцев принимал активное участие в этих поисках, бывших не всегда удачными или вызывавших недоверие со стороны зрителей и профессиональных критиков.

3.jpg
Князь Игорь — Валерий Тюменцев, Ярославна — Нина Абт-Нейферт. «Князь Игорь», постановка 1955 года (слева)
Голландец — Валерий Тюменцев, Капитан — Владимир Кудашев. «Летучий Голландец», постановка 1994 года (по центру)
Жорж Жермон — Валерий Тюменцев, Виолетта Валери — Лилия Соляник. «Травиата», постановка 1959 года (справа)


«…Зная В. Тюменцева по блестящим работам в Свердловской опере, был крайне удивлен…Тем в высшей степени вульгарным рисунком роли, который артист предложил в партии Ренато. Его герой казался каким-то триллером, почти вампиром — и утрированный грим, и нервная пластика, и аффектация, с какой подавался текст, давали образ, прямо противоположный тому, что написал Верди».
О премьере оперы «Бал-маскарад», «Драма на маскараде», 1991

Но каждый из созданных им образов нес в себе энергию его бурного темперамента и искреннего творческого задора. Между прочим, уход из оперетты не означал для Тюменцева прощания с ней: он хотел создать в Перми традицию ее исполнения. В беседах с журналистами Валерий Иванович упоминал о своем желании поставить оперетту: «Опера — более элитарное искусство, нежели оперетта, а театром нужно увлекать разных людей! Они смогут через оперетту перийти к опере, такое часто бывает».

4.jpg
Дон Жуан — Валерий Тюменцев, Церлина — Татьяна Куинджи. «Дон Жуан», постановка 1993 года (слева)
Герцог Мантуанский — Владимир Кабанов, Риголетто — Валерий Тюменцев. «Риголетто», постановка 1997 года (по центру)
Риголетто — Валерий Тюменцев. «Риголетто», постановка 1997 года (справа)


«Первый взмах дирижерской палочки — и занавес открывается. На наклонном помосте… В центре — распластанная человеческая фигура. Неподвижная и напряженная. …С проведением в оркестре поэтичной «Темы спасения» человеческая фигура оживает. На лице — маска страдания. Руки — в умоляющем жесте. С белым корабликом счастья в руках и в свадебном наряде появляется Сента. Приблизившись к Голландцу, роняет кораблик и тоже исчезает. Его умоляющий взгляд не в силах удержать Сенту. Рука в отчаянии опускается. …В сложнейшем по тесситуре и драматическому накалу эмоций прологе Валерий Тюменцев заявляет о себе как о подлинно вагнеровском исполнителе. Есть вкус к героической манере пения, густая тембровая палитра, голосу не хватает благородства, но зато естественно звучат трагические интонации. Статуарные позы и экономный жест, внебытовая пластика… — Все «работает» на фантастический образ вневременного героя. Тюменцев замечательно интерпретирует замысел постановщиков, определивших жанр оперы как фантастический».
О премьере оперы «Летучий Голландец» и «Корабль надежды», 1994

поиск