03 февраля 2023
Сегодня
04 февраля 2023
05 февраля 2023
09 февраля 2023
10 февраля 2023
11 февраля 2023
12 февраля 2023
15 февраля 2023
16 февраля 2023
18 февраля 2023
19 февраля 2023
22 февраля 2023
25 февраля 2023
26 февраля 2023
01 марта 2023
02 марта 2023
05 марта 2023
07 марта 2023
08 марта 2023
10 марта 2023
11 марта 2023
14 марта 2023
15 марта 2023
17 марта 2023
18 марта 2023
19 марта 2023
21 марта 2023
01 апреля 2023
02 апреля 2023
04 апреля 2023
05 апреля 2023
07 апреля 2023
08 апреля 2023
09 апреля 2023
12 апреля 2023
14 апреля 2023
15 апреля 2023
16 апреля 2023
19 апреля 2023
20 апреля 2023
22 апреля 2023
23 апреля 2023
27 апреля 2023
29 апреля 2023
30 апреля 2023
Пресса
  • Февраль
    03
  • Март
  • Апрель
13.04.2012
Коммерсант: Первая Вторая. Дмитрий Ренанский об исполнении Густава Малера Теодором Курентзисом в Перми

В канун Пасхи вместе с оркестром MusicAeterna Теодор Курентзис сыграет в Перми Вторую симфонию Густава Малера — эпическую фреску о смерти и воскресении, опус, как нельзя кстати подходящий для исполнения в Страстную субботу. Статусным этот концерт делает несколько вещей: во-первых — традиционный для отечественного музыкального процесса малеровский дефицит, во-вторых — прицельное попадание в контекст мировой малерианы, в-третьих — частные обстоятельства творческой эволюции греко-русского маэстро. Начать хотя бы с того, что всякое появление в афише Малера по-прежнему, как и десятилетия назад, становится событием концертной жизни нашей страны и в столичных городах, и в регионах — вне зависимости от того, какая из партитур и кем играется. Устойчивая малеровская традиция существует только в Петербурге благодаря усилиям Валерия Гергиева, да и в этом случае чаще приходится говорить о доблестном культуртрегерском подвиге, нежели обсуждать интерпретаторские нюансы.

В портфолио Курентзиса Малер до сих пор был представлен пунктирно. Да, в 2004-м Курентзис сделал небезынтересную Третью симфонию с НФОРом, в 2006-м на фестивале "Территория" — впечатляющую "Песнь о Земле", в 2008-м играл с "Новой Россией" Первую, а на прошлогодних "Дягилевских сезонах" в Перми звучали "Песни странствующего подмастерья". Но при этом имя дирижера куда привычнее ассоциировалось либо с условно старинным, либо с условно современным репертуаром. Между тем всегда было вполне очевидно, что они идеально подходят друг другу — Малер с его экстатическим мессианством и здоровой мегаломанией, и Курентзис с его умением пересочинить самую заигранную музыку. Вот, скажем, "Дидона и Эней" Перселла или моцартовский "Реквием": сколько лишь за последнее десятилетие появилось эталонных интерпретаций, но Курентзис выходит на сцену — и былым фаворитам остается только нервно курить в стороне. Отдельная история — Курентзис, занимающийся репертуаром, числившимся за маэстро старого образца и строгого режима. Из этой руды выплавлены его главные шедевры: "Немецкий реквием" Брамса, Шестая Чайковского — вполне вероятно, что этот упоительный список продолжит и Вторая Малера.

Все-таки именно малеровская музыка в значительной степени сформировала тип демиурга-диктатора, доминировавший в дирижерском искусстве ХХ века,— и повлияла на общую для исполнительства большей части столетия то ли гиперромантическую, то ли уже постромантическую эстетику. Эта ушедшая в безоговорочное прошлое традиция знала как минимум два пика — в первой (Вильгельм Менгельберг, Бруно Вальтер, Эдуард ван Бейнум) и во второй (Рафаэль Кубелик, Леонард Бернстайн, Бернард Хайтинк) половине века. В последние же годы сформировалась установка на ревизию подходов к наследию композитора: почву для нее еще в девяностые своими суховато-объективистскими интерпретациями подготовил Пьер Булез. Сегодня передовая малеровского фронта проходит вдоль границы деятельности старинщиков-аутентистов вроде Филиппа Херревега и Роджера Норрингтона с одной стороны и дирижеров нового поколения, играющих симфонии Малера на современных инструментах, но с учетом обширного опыта historically informed performance.

На этой же территории работает и Теодор Курентзис. И контекст, определяющий восприятие его нынешнего малеровского проекта,— недавние трактовки Ивана Фишера, Дэниела Хардинга и Пааво Ярви. Заочно кажется, что пермскому исполнению Второй ничто не позволит затеряться на столь представительном фоне — с производственной точки зрения, с учетом имеющихся в распоряжении Курентзиса административных возможностей и финансовых ресурсов. Условия, в которых происходили все его столкновения с музыкой Малера, представляются компромиссными, теперь же на реализацию амбициозного начинания брошены силы со всей Европы. По сложившейся традиции MusicAeterna будет укомплектован международным составом приглашенных музыкантов — в Пермь, в частности, выписан легендарный немецкий ансамбль German Brass: Курентзис решил усилить им важную в драматургии симфонии (и до предела расширенную Малером) медную группу оркестра. На сольные вокальные партии ангажированы петербургское сопрано Анна Нечаева и шведское контральто Мария Форсстрем, в начале сезона уже успевшая поработать с Курентзисом над постановкой моцартовской оперы "Так поступают все".

А вот лететь в столицу Урала для того, чтобы стать очевидцем этого во многих отношениях исторического события, вовсе необязательно — он будет вживую транслироваться через интернет.

Источник

поиск