23 мая 2019
Сегодня
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
  • Июнь
13.12.2011
Новый Компаньон: Марк де Мони: В 2015-м всё только начнётся

— Начнём с репертуара. Вы не боитесь, что ажиотаж, связанный с симфоническими концертами Теодора Курентзиса, сопровождается «симметричным» оттоком зрителей от оказавшихся в тени репертуарных спектаклей?

— Вот буквально сегодня (1 декабря — ред.) Анатолий Пичкалёв радостно поздравил нас с «Новым годом»: мы выполнили годовой план по зрителю. Я интересовался статистикой — никакого оттока от репертуарных спектаклей нет. Средний показатель заполняемости зала — не ниже 80%. Для спектаклей, идущих не первый сезон, это очень хороший показатель. Это статистика, она не врёт.

Конечно, концерты пользуются повышенной популярностью, но они поднимают популярность всего театра.

— А что скажете по поводу количества оперных премьер? И по поводу того, что тот, кто премьеру не увидел, теряет возможность посмотреть спектакль — чуть ли не на год?

— Теодор пришёл в этот театр в феврале этого года, я в марте. У нас были нереально сжатые сроки, чтобы подготовить насыщенный план премьер. В театрах Европы новый художественный руководитель является преемником старого. Если художественный руководитель театра — «король», то следующий становится как бы «дофином». Он в течение целого сезона находится в театре, у него есть свой кабинет и зарплата, но он только смотрит спектакли, знакомится с театром и готовит свой первый сезон. У нас такого периода не было. Сразу пришлось приступить к постановке Cosi fan Tutte (опера Моцарта «Так поступают все женщины» — ред.), переговоры с Баден-Баденом о копродукции не удались, и мы за считаные месяцы создали свой собственный спектакль. Режиссёр Матиас Ремус был незнакомый, нам его рекомендовал художник по костюмам и декорациям Стефан Дитрих, на которого я сделал основную ставку. Результат был до конца непредсказуем. Поэтому мы не рискнули вводить Cosi fan Tutte в постоянный репертуар. Замечательно, что получился такой цельный, удачный спектакль — именно то, с чего мы хотели начать наше общение с пермской публикой. Сейчас, когда мы видим зрительский интерес к этому спектаклю, мы его обязательно повторим весной.

Что же касается «Бахчисарайского фонтана», который мы тоже не сможем показать длительное время после премьеры, то это связано с занятостью балета: гастроли, выступление на «Золотой маске» и репетиции ещё двух премьер — балетов на музыку Стравинского «Петрушка» в постановке Николо Фонте и «Свадебка» — её ставит Иржи Килиан. Поэтому показать «Бахчисарайский фонтан» мы сможем только в мае, зато дважды: 13 мая и на Дягилевском фестивале 24 мая.

Да, мы настаиваем на долгосрочном планировании репертуара. В Перми этого до сих пор не было, и отсюда возникают трудности. Привыкать непросто. Но так живёт весь международный театральный мир, и это единственный способ заполучить иностранных солистов и постановщиков, у которых всё расписано на годы вперёд, а также заранее продать билеты, заинтересовать зрителя. Зрителю ведь тоже удобнее заранее планировать! Театральный сезон — это некая архитектура мышления художественного руководителя, это единое целое, в котором не должно быть случайностей.

В этой системе есть, конечно, минус — отсутствие гибкости: если билеты продаются на весь год, мы не можем оперативно менять репертуар и повторять то, что пошло хорошо. Наверное, нужна какая-то «золотая середина», и, возможно, мы её найдём. Должна быть гибкость заранее заложенная, так сказать, гибкость «нового уровня». Это высший пилотаж, и, я надеюсь, мы его достигнем.

— Почему в этом сезоне лишь одна оперная премьера, не считая детского спектакля «Маленький трубочист»?

— Премьера оперы «Носферату» молодого композитора Дмитрия Курляндского, которая должна была состояться весной 2012 года, отложена по независящим от нас обстоятельствам: мы рассматриваем её как копродукцию с Большим театром, в котором Теодор Курентзис периодически работает приглашённым дирижёром, совместно с Большим мы искали даты в этом сезоне, нашли, но репетиционный период получался очень коротким, и мы решили перенести премьеру на следующий сезон, чтобы выпустить оперу наилучшим образом.

Это очень важная вещь, новое слово в оперном искусстве — её премьера не должна быть скомканной. Она должна быть показана достойно. Конечно, жаль, что сроки премьеры отодвинулись, но перенос дал возможность лучше изучить сложный музыкальный материал. Процесс начался: весь ноябрь режиссёр Теодорос Терзопулос репетировал в Афинах с солистами Натальей Пшеничниковой, Софией Хилл и Тасосом Димасом. Наталья Пшеничникова — это известное на весь мир экстремальное сопрано, уникальная специалистка по современному вокалу. В целом должен получиться очень специфический, можно сказать, уникальный спектакль, особенно если учесть, что художником-постановщиком стал родоначальник «бедного искусства» Яннис Кунелис.

— Можно узнать график премьер?

— Фигаро» Моцарта в постановке Филиппа Химмельмана — на этот раз переговоры увенчались успехом, это будет копродукция с Баден-Баденом. «Носферату» выйдет, скорее всего, в начале 2013-го. Ещё в будущем сезоне хотим поставить оперу Бенджамина Бриттена — может быть, «Билли Бадда».

Осенью 2013 года планируем выпуск барочной оперы композитора Эмилио де Кавальери в копродукции с мадридским Teatro Real и берлинским Staatsoper. На Дягилевском фестивале 2013 года мечтаем показать оперу Оливье Мессиана «Франциск Ассизский». Но это не репертуарный спектакль — вещь фестивальная, очень дорогая, с декорациями Ильи Кабакова.

На 2014 год планируем постановку «Орлеанской девы» в другой редакции, которую сделал сам Чайковский. В этой версии она нигде в мире не ставилась. «Орлеанская дева» — «марочная» пермская опера, а будет ещё и полный эксклюзив. В 2014 году завершим трилогию Моцарта — да Понте постановкой «Дона Джованни». На уровне предварительных планов рассматриваем на тот же год «Тристана и Изольду» Вагнера.

Что касается балета, то осенью 2012 года Раду Поклитару поставит балет на музыку Владимира Николаева, которую Теодор заказал для предстоящего Дягилевского фестиваля. Произведение называется «Разлука» и будет представлено на фестивале в концертном исполнении в паре со «Свадебкой» Стравинского (Николаев пишет партитуру для того же состава инструментов, что в «Свадебке»). Также осенью мы поставим Second Detail Уильяма Форсайта, возможно, «Кармен» Матса Эка, а весной 2013 года — Romeo and Juliet Кеннета МакМиллана.

— Вы так много говорите о приглашённых звёздах, а что же с пермской труппой? Мы лишились певцов Екатерины Орловой, Татьяны Аникиной, Павла Брагина, Валентина Косенко, дирижёра Евгения Кириллова… Взамен у нас — приглашённые звёзды, которые не рассматривают Пермь как место своей жизни, а Пермский театр оперы и балета — как постоянную работу…

— С Павлом Брагиным была тесно связана опера «Один день Ивана Денисовича». Несмотря на его трагическую и преждевременную смерть, опера из репертуара не уйдёт. Главную роль готовится петь Виктор Компанеев. Мы очень серьёзно относимся к этому спектаклю, мы понимаем его важность для Перми. Другое дело, что зритель не слишком активно его посещает, к нашему сожалению.

Что касается остальных людей, вами перечисленных, у всех них есть причины, по которым они покинули труппу. Например, Евгений Кириллов возглавил театр во Владикавказе — от такого предложения он не мог отказаться. Екатерина Орлова уехала в Москву, насколько мне известно, за Георгием Исаакяном — и это тоже нормально. Исаакян привёл в театр имени Натальи Сац своих людей, а Теодор Курентзис привёл в Пермь своих. Придёт новый руководитель — он тоже приведёт своих артистов. То, что новые люди не являются постоянными артистами труппы, — такова тенденция современного театра. Сейчас всё больше театров вообще отказываются от постоянных трупп и формируют труппы на проекты, поэтому, если певец не путешествует, он выпадает из театральной реальности.

Симона Кермес будет участвовать во всех спектаклях трилогии Моцарта — да Понте, и она будет исправно приезжать в Пермь на эти спектакли. Так что в некотором смысле она — артистка пермской труппы, так же как и Вероника Джиоева, и Ирина Чурилова, и Максим Аниськин. Они все появляются в театре на свои спектакли.

Когда Теодор находится в Перми, он постоянно занимается вокалом с артистами труппы. Недавно пермские певцы выступили в программе «Романтика романса» на телеканале «Культура», на фестивале «Дягилевские сезоны» будет вокальная программа «Вокруг Дягилева», созданная по инициативе солистки Натальи Кирилловой. Исполнительский уровень пермских певцов растёт, и для Теодора это очень важно.

— Я уверена, вы в курсе ситуации с неравноправием двух театральных оркестров. «Большой» оркестр под управлением Валерия Платонова находится в гораздо менее благоприятных условиях, чем оркестр Курентзиса MusicAeterna…

— Это в самом деле очень сложная ситуация. Никому не позавидуешь. Но мы это понимаем и стремимся к тому, чтобы эти условия постепенно привести к другому соотношению. Внутри театра мы занимаемся поисками путей этого выравнивания: создаём перекрёстные программы, например. Оба оркестра эволюционируют, растут. Но это — работа не одного дня.

— Курентзис уедет из Перми через пять лет, когда его контракт закончится. И с чем мы останемся?

— Я не думаю, что Теодор уедет через пять лет. В 2015 году должен быть построен новый театр. Было бы странно покидать Пермь в тот момент, когда впервые получаешь в полное распоряжение отличный зал с безупречной акустикой, каким будет новый театр. Сейчас у нас «за бортом» остаётся очень много того, что мы хотели бы сделать, но условия пока не позволяют. А в новом театре мы все эти мечты реализуем!

К тому же планы по открытию консерватории в Перми весьма серьёзные, ведётся активная работа. Не исключено, что будет построен ещё и концертный зал. Пермь делает некоторую ставку на музыку, и было бы очень странно уехать из такого города. 

Сейчас я планирую гастроли оркестра MusicAeterna на февраль 2014 года — до тех пор все приличные площадки в Европе уже расписаны. Так что в 2015 году всё только начнётся, и я не вижу причин, чтобы Курентзис и наша команда покинули Пермь в это время.

Источник

поиск