10 декабря 2019
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
  • Январь
09.10.2013
Независимая газета: Обретенные хроники terra firma

Сенсационная премьера оперы Перселла "Королева индейцев" в Перми

Обретенные хроники  terra firma Великий Селларс так увидел героев великого Перселла
Фото: Алексей Гущин

В Пермском театре оперы и балета прошла премьера оперы Генри Перселла «Королева индейцев». В руках дирижера Теодора Курентзиса и режиссера Питера Селларса партитура  XVII века, несомненно, принадлежит веку сегодняшнему.

У этого спектакля, конечно, есть предыстория. Дирижер и режиссер во время совместной работы в Мадриде, разговорились о своих мечтах и сошлись на том, что каждый думает о последней опере Генри Перселла. За реализацией мечты дело не встало – спустя полтора года «Королева индейцев» представлена в Перми. В ноябре спектакль поедет в Мадрид, затем – в Лондон: Королевский театр и Английская национальная опера – участники копродукции.

Загадочная поэтика последних, неоконченных сочинений одних художников пугает, других – манит. В любом случае – будь это тщеславие (закончить произведение и попасть на титульный лист), необходимость довести работу до конца или желание отрешиться от своего «я» в поисках чужого недосказанного – прикосновение к последним страницам, вышедшим из-под пера гения, будоражит. Финальные сцены «Королевы индейцев» дописал Даниэль Перселл, брат композитора.

Питер Селларс и Теодор Курентзис пошли по иному пути – к часу с небольшим музыки Перселла к «Королеве индейцев» они добавили его ранние антемы (хоровые церковные гимны), которые очень органично вошли в партитуру. Селларс полностью переработал синопсис драмы, превратив увлекательную для публики XVII века вымышленную историю Джона Драйдена о противостоянии майя и ацтеков до конкисты, с морем крови и любовными треугольниками (пьеса шла в театрах была популярна и композитор получил заказ положить ее на музыку), в реалистичную драму, последствия которой актуальны и сегодня. Сохранив оригинальные тексты либретто, Селларс обратился к роману никарагуанской писательницы Розарио Агиляр «Затерянные хроники Terrafirma», повествующие о временах покорения Мексики испанцами. Роман этот написан от лица дочери вождя племени майя. Шпионка, отданная женой испанскому полководцу, превращается в страстно любящую женщину, предает во имя любви, рожает первого ребенка смешанной расы и умирает в одиночестве, моля бога только о спасении мужа и оставляя свою дочь с неразрешенными вопросами самоидентификации. Сильная, страстная, цепляющая за живое история. Монологи на английском читает драматическая актриса Маритксель Карреро, на русском – бегущая строка высоким белым стихом в переводе Веры Павловой.

Пацифист Селларс, верный своим человеческим и художественным принципам, испанскую армию одевает в камуфляж американских десантников (художник по костюмам Дуня Рамикова) очень своевременно: когда шла работа над спектаклем, Белый дом активно решал сирийский вопрос. Агрессии противопоставлен мир майя – с языческими духами, мистическими ритуалами, наркотическими снами – и при этом очень человечный. Так видит его жена испанского генерала Донья Исабель (Надежда Кучер) – от ее лица начинается рассказ. Американский художник Гронк придумал мягкие декорации, символически отражающие скорее настроение, чем конкретные приметы места и времени. Говоря о кровавых событиях, Селларс избегает боев и агрессии на сцене, он ставит спектакль о любви, о преданности и пренебрежении, даже о чувственности – с эротическими сценами, решенными в высшей степени красиво и поэтично.

Говоря о работе Теодора Курентзиса, трудно подобрать слова – каждое высказанное будет неправдой, снизит силу впечатления. Испытываешь потрясение от невесомого, бесплотного, бестелесного звучания хора, когда каждая линия слышна сама по себе, а сочетания голосов рождают причудливые гармонические комбинации, когда не заметно дыхание, когда с идеальной стройностью хор на пианиссимо, крайне тихо, почти шепотом поет лежа (!). Звучание хора заставляет сердце замереть, звучание оркестра, усиленного западными специалистами по старинной музыке, – расцветать: мельчайшие детали звучат столь точно, столь выверенно, что кажется, партитуру эту учили несколько лет. Что говорить о солистах: два контратенора словно пришельцы, один – Винс И  с ангельским безвибратным тембром, другой – Кристоф Дюмо с голосом, более насыщенным обертонами и оттого более красочным. В пару к ним – два сенсационных тенора: немец Маркус Бручер, «Доктор Хаус» оперных подмостков и брутальный афроамериканец Ноа Стюарт. Наконец, исполнительница главной роли (Тикулихуатцинь, позже принявшая веру и традиции своего испанского завоевателя Донья Луиса) Джулия Баллок, виртуозное сопрано, с харизматикой большой актрисы.

Марина Гайкович | Независимая газета

поиск