10 июля 2019
11 июля 2019
16 июля 2019
17 июля 2019
18 июля 2019
23 июля 2019
24 июля 2019
25 июля 2019
30 июля 2019
31 июля 2019
17.03.2014
Expresso: В Лиссабон с Урала

Наконец мы смогли увидеть на сцене вживую знаменитого греко-российского маэстро Теодора Курентзиса. Дирижер известен своими повадками поп-звезды, любовью к поэзии Рильке и, конечно, как основатель оркестра MusicAeterna и художественный руководитель Театра оперы и балета в Перми, города на краю европейской части России, посреди Уральских гор. Маэстро предстал перед португальской публикой в свой 42-й день рождения — 24 февраля. Этого харизматичного музыканта (в свободное время Теодор Курентзис еще и актер) называют «нарциссический анархист» — десять лет назад он провозгласил себя спасителем (или революционером) классической музыки. И судя по всему, ему вполне это удается. Совместные проекты Курентзиса с постановщиком Черняковым уже стали легендарными.

Высокий, худощавый Курентзис поднялся на сцену весь в черном: ботинки, плотно облегающие брюки, рубашка-балахон и волосы, собранные в пучок. Это мастерская манера дирижирования: руки и пальцы взлетают как мотыльки — техника его учителя, Ильи Мусина, также наставника Гергиева, — и ноги исполняют роль дополнительных ударных инструментов эпохи барокко. В зрительном зале были те, кого такое представление сбивало с толку, но не меня. Однако нужно быть осторожным: Жан-Батист Люлли умер от гангрены в 1867 году, после того как поранил ногу, отбивая такт дирижерской палочкой. За исключением трех лютнистов, музыканты играют стоя. Программа объединила псалом Dixit Dominus (1707), созданный Генделем в короткий (однако важнейший) итальянский период, и оперу «Дидона и Эней» (1689) Генри Пёрселла. Курентзис — чародей. В его руках музыка превращается в драму, разворачивающуюся на краю бездны, в спектакль звука и света. Иногда сцена, кажется, наполнена силуэтами, изрезанными бледными лучами. В Dixit Гендель нарушает все правила и создает совершенно удивительное произведение. Курентзис подчеркивает ритмические контрасты и с почтением к оригиналу преобразовывает наиболее динамические моменты в почти неслышимые — мгновения спокойствия во время бури.

Анна Прохаска при исполнении Tecum Principium в Dixit придала голосу теплые ноты и создала незабываемый образ Дидоны. В знаменитом плаче, завершающем оперу, When I’m laid in Earth (которому предшествует длинная пауза) Анна не нуждалась в партитуре и представила поражающее воображение легато. Все остальные, от Тобиаса Берндта в роли Энея до Элени Стамеллу в роли Белинды, были превосходны. Иными словами, я никогда не слышал, чтобы опера «Дидона и Эней» исполнялась так глубоко драматично и волнующе. Пуристы могут пожаловаться на некоторую инструментальную погрешность, однако, как объясняет Курентзис, академический перфекционизм похож на секс в презервативе.

Жорж Каладу | Португальское издание Expresso

поиск