07 декабря 2019
Сегодня
08 декабря 2019
10 декабря 2019
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
  • Январь
29.05.2017
Российская газета: Трое из ларца

Дягилевский фестиваль давно стал градообразующим культурным предприятием: раз в году он заставляет Пермь почувствовать себя культурной столицей, а жителей культурных столиц - слететься в Пермь. Двенадцать дней этого года включили 56 событий основной программы, 40 часов живой музыки и прочая-прочая, а финалом стала премьера трех одноактных балетов Стравинского.

Век назад эти балеты Русских сезонов Сергея Дягилева всколыхнули Париж, спровоцировав цепную реакцию мирового искусства и моду а-ля рюс. Родина Дягилева Пермь поставила на афишу этого года фото Дягилева со Стравинским, чей 135-летний юбилей отмечают в этом году, и на финального "тройного Стравинского" собрала трех самых известных российских хореографов нового поколения. Музыкально-театральное сообщество долго гадало, как фестивалю удалось собрать в один вечер амбициозных конкурентов, ждали сенсацию. А для повышения градуса страстей танцевать в премьере прилетели мировые звезды Диана Вишнева и Наталья Осипова.

Все три хореографа уже не первый год работают на балетный прогресс в российских и мировых театрах. Слава Самодуров, экс-премьер Мариинского и Ковент-Гарден, худрук балета Екатеринбургского театра оперы и балета, выбрал самую сложную, загадочную, с негромкой сценической судьбой партитуру - "Поцелуй феи", где Стравинский разбирался с личным идолом Чайковским. Самодуров и путь выбрал самый трудный, без опоры на тексты и авторитеты попытался увидеть музыку с помощью неоклассических балетных па. При таком подходе трудно было ожидать зажигательного зрелища, но вот эквилибристика простоты и сложности, тонкость связей и расслышанная через припадания-глиссады русскость в балете есть.

Зажигательным был "Петрушка" в постановке Владимира Варнавы, влетевшего в клуб балетных авторов молодым да ранним самородком. Тут посыл был другой: не расслышать Стравинского после легендарных версий от Фокина до Бежара, но повеселиться вместе с публикой. Так что были гэги ниже пояса, боксерский ринг для соперников, забредшая на огонек панда вместо канонического ярмарочного Потапыча и идеолог Дягилевского фестиваля Теодор Курентзис в мимоходной роли Создателя. Индульгенцией этой детской радости стала храбрая Диана Вишнева в заглавной роли, но ее Петрушка после дивного Лунного Пьеро в постановке Алексея Ратманского - пример повторения истории сначала в виде трагедии, потом в виде фарса.

Замыкал трио Алексей Мирошниченко, питомец Мариинского и худрук Пермского балета, гостеприимно разделивший собственную труппу всем трем авторам. В награду ему самому досталась исполнившая заглавную роль звезда Ковент-Гарден Наталья Осипова, геройски с температурой взявшая еще одну репетицию. С "Жар-птицей" Мирошниченко поступил как забредший в балетный класс филолог, при слове "сказка" схватившийся за Проппа - его труды слегка почитали со сцены. Дальше хореограф собрал все, что нашлось: от шагов до высоких поддержек, от светящихся неоном трико до гламурных страусиных нарядов, от простой шеренги до столпотворения танцующих масс с кордебалетом царевен и царевичей в духе "Союзмультфильма". Это нестерпимое желание сказать как можно больше и как можно компактнее превратило "Жар-птицу" в перенасыщенный гипертекст, чему, возможно, Пропп и способствовал. Для фестиваля, провозглашающего интеллектуализм наравне со вниманием к зрителю, - самое то. В итоге фестиваль закрыли, юбилей Стравинского отметили, умением работать рядом удивили, репутации расширили. Через год много балета на Дягилевском не обещают, но уже сделанное могут оставить в репертуаре и показать на гастролях.

Лейла Гучмазова, Российская газета

поиск