22 августа 2019
Сегодня
29 августа 2019
31 августа 2019
01 сентября 2019
03 сентября 2019
04 сентября 2019
05 сентября 2019
07 сентября 2019
08 сентября 2019
11 сентября 2019
12 сентября 2019
13 сентября 2019
14 сентября 2019
15 сентября 2019
17 сентября 2019
18 сентября 2019
19 сентября 2019
21 сентября 2019
22 сентября 2019
24 сентября 2019
25 сентября 2019
26 сентября 2019
29 сентября 2019
Пресса
  • Август
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
  • Сентябрь
09.02.2018
Российская газета: История Золушки в СССР

Всякий раз при открытии балетной программы Нацфестиваля есть желание найти в ней тренд, скрытую логику или хотя бы "свойства сезона". И вот уже несколько лет обнаруживается, что самые интересные спектакли афиши родом из нестоличных театров Перми и Екатеринбурга. Иногда - из "вечно вторых" театров, например, столичного МАМТа. В 2018 году правило вновь сработало: перевес даже количественный, до конкурса дошли по два спектакля из Екатеринбурга и МАМТа. А вот гранды - Большой и Мариинский со всеми своими бюджетами - представлены однократно. Один спектакль выбран из Перми - и именно "Золушка", премьера прошлого сезона, открыла нынешнюю балетную афишу.

Событием он стал еще на премьере, поскольку "Золушка" росла любимицей сразу двух авторов, дирижера и хореографа. Теодор Курентзис нырнул в громадную партитуру Прокофьева с головой и увлек трепетный оркестр musicAeterna этой так называемой сказкой с волшебством струнных и жутковатым трагизмом духовых: все три часа действа мчатся легко, не давая опомниться. Хореограф Алексей Мирошниченко (бывший артист Мариинского, интересный автор "среднего" поколения российских хореографов и худрук Пермского балета, только что показавший в Кремлевском дворце своего нового "Щелкунчика") внимателен к истории не меньше. Сюжет новый, с любовно сконструированным "театром в театре": действие разворачивается в реалиях советского балета 1957 года и приходит в сегодняшний Пермский театр. Прекрасный принц здесь - звезда Гранд-опера (Никита Четвериков - номинант на лучшую мужскую роль), приехавший в Москву на фестиваль молодежи и студентов, милый и удручающе наивный - рядом с кое-что повидавшей отечественной Золушкой. Она - талантливая дебютантка Большого театра, затираемая немолодой народной артисткой (реинкарнация Мачехи), ее свитой и самой системой, очень не любящей новостей. Роман вспыхивает мгновенно и без просчета последствий, а уж они, последствия, не преминут появиться: Золушку уговаривают опомниться друзья, оговаривают враги и просто силой отдирают от принца работники КГБ, "сопровождающие" балетных артистов при контактах с иностранцами. Вместе с верным поклонником она выслана в Пермский театр и уже тут попадает под опеку Фея, пожилого мастера балетной обуви, выведшего ее в настоящие звезды провинциальной балетной сцены. Грустная сказка, но все-таки с хорошим концом - Золушка занималась любимым делом и, наверное, даже была счастлива с поехавшим с ней из Большого театра хореографом - верным пажом.

Ни разу Алексей Мирошниченко не перегибает и не ерничает, даже когда балетные артисты показывают в классе делегации министерства культуры "уровень мастерства", даже когда самая важная дородная тетка, как Никита Сергеевич, стучит туфлей по трибуне. Бег по авансцене, в традиционных постановках "Золушки" обычно иллюстрирующий поиски принцем (или его посланцами) той самой девушки, здесь превращен в бег советских артистов за дешевыми шмотками заграничного супермаркета - лица напряженные, сумки громадные, темп бешеный. Собственно танцевальные сцены, в том числе лирические дуэты главных героев, и подробные пантомимные мизансцены, объясняющие, кто кого ненавидит, сделаны очень дотошно. Именно они дали повод заподозрить Мирошниченко в реабилитации драмбалета - но не ложно высокопарного советского, а балета повествовательного, эдакого протяженного балетного "экшена".

На самом деле Пермский театр сделал для истории наверняка гораздо больше, чем планировал. Пока столица суетилась с выпуском или невыпуском роскошного диссидента "Нуреева", Пермь дала повод вспомнить о личности куда менее известной - Екатерине Гейденрейх, запечатленной Зинаидой Серебряковой балерины Мариинского театра, после доноса и лагеря оказавшейся в Перми и создавшей там Молотовское, ныне Пермское хореографическое училище. Тоже Золушки. Лучшего открытия Национального фестиваля не придумать.

Лейла Гучмазова | Российская газета


поиск