28 сентября 2021
Сегодня
29 сентября 2021
01 октября 2021
02 октября 2021
03 октября 2021
06 октября 2021
07 октября 2021
08 октября 2021
09 октября 2021
10 октября 2021
13 октября 2021
14 октября 2021
17 октября 2021
19 октября 2021
21 октября 2021
27 октября 2021
28 октября 2021
31 октября 2021
Пресса
  • Сентябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
  • Октябрь
18.05.2021
Небетховен. Новый компаньон
Пермским меломанам, собравшимся 16 мая в Органном зале, имя Ганса Цендера хорошо известно: в своё время заметным музыкальным событием в Перми стало исполнение «Зимнего пути» Шуберта в обработке этого композитора под руководством Теодора Курентзиса и в сопровождении видео Алексея Романова. Однако «33 вариации на 33 вариации по вариациям Бетховена на вальс Диабелли» (6+) — гораздо более радикальное и смелое переосмысление классики.

DSC_9125-2 (2).jpg
Фото: Никита Чунтомов

Это сочинение — последнее у Цендера, последнее во всех смыслах: оно было создано в 2011 году, а в 2019 композитор умер, незадолго до этого заново отредактировав свои «Вариации». Это очень личное и важное размышление о музыке и времени. Оркестр Пермской оперы под управлением Артёма Абашева исполнил его впервые в России. Это серьёзный вызов: когда нет исполнительской традиции, от дирижёра и музыкантов зависит, как будет воспринято само сочинение, а не только его интерпретация.

«Вариации на вальс Диабелли» Бетховена — сочинение фортепианное, и совсем скоро мы услышим его в оригинале на Дягилевском фестивале; Цендер пересочинил его для камерного оркестра, оставив фортепиано важнейшую даже не партию, а миссию, которая актуализируется лишь в финале произведения. В течение часа музыканты провоцируют и обманывают слушателей, дают им обещания, которые выполняются — но выполняются совсем не так, как ожидаешь. «33 вариации на 33 вариации» сначала оглушают зал бессовестной перкуссией, а затем оркестр бодро и с воодушевлением начинает играть классические вариации, и ты думаешь: «Как красиво переложено для струнных! Будто так и было написало!» Как же, как же… Перкуссия безжалостно перебивает стройное пение скрипок.

Будучи интеллектуалом и эрудитом, Цендер тут и там провоцирует слушательские ассоциации: пермские меломаны вспоминали то Шнитке, то Веберна, то Эдуарда Артемьева с музыкой к фильму «Свой среди чужих, чужой среди своих»; причём речь идёт вовсе не о цитатах или заимствованиях, а об очень тонких архетипических связях. Композитор проводит бетховенско-диабеллиевскую музыкальную тему через искания музыкантов XIX и XX веков и выводит к саунд-арту века XXI, ни на минуту не забывая о классике. Она пробивается сквозь авангардные шумы — то упорно повторяющимися первыми нотами исходных бетховенских «Вариаций», то красивыми соло духовых; в приближении к финалу звучит «неиспорченный» фортепианный оригинал, но звучит в отдалении, едва слышно. В строгом соответствии с указаниями автора пианист Алексей Сучков играл за кулисами, и зал должен был буквально затаить дыхание, чтобы разобрать слабо пробивающуюся сквозь стены мелодию. Акустика помещения очень помогла; пожалуй, в Перми нет другой площадки, на которой можно было бы создать такой динамический диапазон.

NCH_5004 (2).jpg
Фото: Андрей Чунтомов

«Вариации» Цендера все построены на динамических контрастах. Грохот перкуссии сменяется шуршанием приглушённых скрипок, мощное оркестровое тутти — фортепианным соло, звучащим словно сквозь века. «Сменяется» — не всегда верный глагол: часто музыка выстраивается динамическими слоями, создавая не только мелодическую, но и динамическую «гамму».

У слушателя в этой ситуации тоже трудности: в отсутствие исполнительской традиции сложно оценивать качество исполнения, тем более что произведение весьма авангардное. Часть публики его не оценила: примерно на середине исполнения несколько человек демонстративно громко покинули зал, остальные же в финале устроили дирижёру и оркестру овацию. Никакие сложности восприятия не могли скрыть качества оркестра, которое было высоким, даже неожиданно высоким. Артёму Абашеву удалось собрать отличную команду классных музыкантов. В буклете, по традиции выпущенном к премьере, дирижёр говорит: «В партитуре Цендера заложены виртуозные партии, и я рад, что сейчас в театре есть такая команда музыкантов, которая обладает достаточным мастерством, чтобы сыграть это произведение на мировом уровне». Чистая правда.

photo_2021-05-17_18-15-50.jpg
Фото: Никита Чунтомов

Огромная роль в «Вариациях» отводится перкуссии, задействовано около двух десятков перкуссионных инструментов, с которыми управляются четыре музыканта. Отдельным перформансом было их перемещение по сцене — от инструмента к инструменту, особенно выделялась яркая сиреневая шевелюра Елены Рядченко: вместе с супругом Сергеем Крыловым она недавно была принята в штат оркестра, и на концерте они выступили достойной командой с пермяками Романом Ромашкиным и Константином Грачёвым.

Лирический центр композиции — соло трубы и дуэт двух труб, одна из которых засурдинена. Чистая, проникновенная мелодия требует не только виртуозного, но и вдохновенного, эмоционального исполнения, и трубачи Антон Одинцов и Алексей Шуст именно такую игру и показали.

Среди музыкантов было несколько приглашённых, например, именитый аккордеонист Сергей Чирков — в симфоническом оркестре попросту нет аккордеона, — но костяк составили штатные оркестранты.

Такую программу хорошо было бы показать на гастролях… Увы, театральным оркестрам, не встроенным в филармоническую систему, сложно себя «продать». Они бывают на гастролях лишь сопровождая балетные или оперные спектакли, и сложно сказать, удастся ли услышать «Вариации» Цендера за пределами Перми.


Текст: Юлия Баталина, Новый компаньон
поиск