19 октября 2019
Сегодня
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Ноябрь
28.08.2018
Гойо Монтеро: «Asunder — постановка о пределе изнеможения»

Мировая премьера Asunder состоялась в 2017 году на фестивале Context. Diana Vishneva. Испанский балетмейстер Гойо Монтеро, работающий в Государственном театре Нюрнберга, поставил спектакль, название которого можно перевести как «На части», вместе с артистами Пермского балета. Как Монтеро воплощал абстрактные категории в своем хореографическом тексте, экспериментируя со зрительским восприятием и телом артиста, он рассказал в интервью Игорю Исакову.



Что означает слово «asunder»
в контексте спектакля? Почему вы его выбрали?

«Asunder» является синонимом слова «rupture», что означает «разрывать что-то», тело здесь как бы разрывается на куски. В этой постановке мы говорим о разных измерениях: о реальности и фантазиях, о том, контролируем ли мы наше будущее или оно контролирует нас? Как будто кто-то разрывает тебя надвое. Есть ты, и есть кто-то другой, похожий на тебя, но к которому ты не имеешь никакого отношения. «Asunder» показалось мне подходящим названием, раскрывающим идею спектакля. В этой работе я ставлю вопрос ребром, пытаюсь заставить зрителей почувствовать себя неуютно и незащищенно. Представьте, что внутри этого спектакля идет еще один, исполняемый кем-то другим. Одновременно ты всего лишь марионетка в кукольном театре, в зале, который больше похож на теплицу, окруженную прозрачными стенами; ты не можешь оттуда выйти, даже не видишь эту стену; и в то же самое время ты — это ты и можешь в любой момент покинуть зал.

Есть ли что-то в повседневной жизни людей, что в какой-то мере передает Asunder? Есть ли там что-то, знакомое каждому?

Думаю, что моя постановка может быть понятна любому человеку как индивиду и как члену общества. В Asunder исследуется связь людей друг с другом. В спектакле задействованы 16 танцоров, и все они с самого начала и до конца находятся на сцене, не покидая ее пространство, они постоянно должны держать связь как в эмоциональном, так и в физическом плане. Если танцоры не будут поддерживать контакт, не будут видеть и чувствовать друг друга, все развалится. Они должны двигаться как единое целое, как стая птиц или косяк рыб — я часто обращаюсь к миру животных в поисках нужных образов и рисунков. А потом резко происходит разрыв, один человек начинает видеть себя отдельно от других: вот я, а вот ты. Именно здесь зарождается конфликт.

То есть Asunder также обыгрывает понятие «другого» как противопоставления самому себе. Этот «другой» определяет тебя и в то же время чужд тебе.

В немецкой психологии есть такое понятие «doppelgänger» — двойник, ты сам со стороны, некто другой, кого ты не узнаешь, кто ведет себя странно, кто-то угрожающий или пугающий, хотя он — это и есть ты. Каждый из нас немного шизофреник, это только вопрос давления — как долго ты можешь оставаться в здравом уме.

Я уже обращался к теме психического здоровья во время работы над постановкой Latent, исследовал эту тему и в «Дон Кихоте». Ведь это интереснейший вопрос, в здравом ли мы уме или безумны? Может быть, безумие необходимо нам, чтобы справляться с реальностью? В Asunder есть момент, когда главная героиня должна решить, хочет ли она остаться в мире, который видит только она, или вернуться в мир, по общему мнению, реальный. В тот мир, где мы, артисты, кланяемся, а зрители аплодируют. Но главная интрига постановки как раз в том, что происходит до и после самого спектакля, в том, как мы пытаемся повлиять на восприятие зрителей, приближая их к закулисному пространству. Я не стану раскрывать все секреты. Был ли это просто спектакль или отражение реальности, вы решите сами. Финал постановки сопровождается музыкой Оуэна Белтона, он оставляет нас в раздумьях и заставляет переосмыслить увиденное. Я всегда пытаюсь смотреть на свои постановки глазами зрителей, бросить им вызов и показать нечто, что им будет непросто забыть.

Итак, вы упоминаете патологические отклонения, которые
уже исследовали для постановки Latent. Если говорить об Asunder, думали ли вы об аутоскопии во время работы над постановкой?

Во время работы над Asunder я посетил дом для душевнобольных, разговаривал с ведущими психиатрами Нюрнберга. Я хотел глубже изучить вопрос психических заболеваний, шизофрении и аутоскопии как явлений. В Asunder я касаюсь проблемы безумства поверхностно, ведь спектакль не только об этом, а еще о существовании других измерений и иных способов коммуникации. Это восприятие свойственно скорее детям — взрослые ограждают себя и свое сознание и зачастую теряют ощущение других измерений. Но я считаю, я надеюсь, что энергия и взаимосвязь через энергию существуют.

Как артист я задаю себе много вопросов. Есть ли связь между этим миром или другими измерениями? Есть ли другие виды связи между людьми? Несколько месяцев назад я пережил страшную утрату и много размышлял, пытался раздвинуть свои границы и прочувствовать, что происходит вокруг, подо мной и надо мной. Я задумался, а что если мы можем увидеть себя в другом измерении? Мы бы почувствовали связь с другим собой? Понравились бы себе, увидели бы себя как в зеркале и поняли, что это мы? Или не узнали себя по ту сторону? Это очень абстрактная мысль. И я не хочу, чтобы моя постановка была понятной, там нет повествования. Я бы хотел заставить зрителей почувствовать себя потерянными, чтобы они не понимали, они смотрят на других или другие смотрят на них.

Вы читали произведение Достоевского «Двойник»?

Конечно. Я прочел его, когда работал над балетом Latent. Там фигурирует двойник, а потом он создает множество копий себя, и к концу постановки на сцене оказывается целая группа одинаковых людей. К произведениям Достоевского тяжело найти подход: это очень богатый источник материала. Я также столкнулся с другим взглядом на разные измерения, когда работал над «Фаустом» — это был роман «Мастер и Маргарита» Булгакова. Русская литература — мощный источник вдохновения для меня: я читал Толстого, Чехова и Достоевского. «Идиот» держал меня в напряжении: я не мог спать, не мог убрать книгу из рук. И Набоков! Его «Защита Лужина» стала важным звеном моего становления.

Это ваш первый опыт сотрудничества с российской труппой? Они поняли идею, философию постановки?

Да, это мой первый опыт. Еще до начала сотрудничества я знал, что труппа Пермского театра оперы и балета классическая. Они исполняли Форсайта, Дагласа Ли, у них в репертуаре есть и неоклассические постановки. В случае с классическими танцорами всегда понятно, с чем работать. Я и сам классический танцор. Но Asunder требовал многого, в особенности концентрации и командной работы. Артистам нужно было научиться двигаться как единое целое. Здесь помогло и то, что они все были учениками одной школы: они потрясающе выглядят вместе, их движения и чувство музыки схожи. В моей родной труппе обычно нет такого единства. Когда мы отрабатываем классическую технику, у каждого получается нечто свое, ведь все обучались танцу в разных школах. Я же в своей работе хочу добиться абсолютной целостности. И в данном случае все получилось. Я абсолютно доволен результатами работы, открытостью всей труппы, готовностью работать часами без перерыва, сосредоточенностью и желанием выкладываться на полную.

Большинство поняли идею и приложили все силы к ее воплощению, потому что эта постановка об изнурении, о достижении предела физического изнеможения, и ребята справились мастерски. Я объяснял им, о чем моя работа, что здесь речь идет о связи, об эмпатии, о поиске своего места в обществе, о конфликте, о той странной мысли, а что, если бы мы жили во многих-многих разных измерениях. Я знаю, что это сложно понять, но они должны были осмыслить это сами — я только дал им эти идеи, а они сами нашли подход. Изначально мы работали над пониманием хореографии, а уже потом обсуждали философскую и психологическую составляющие постановки.

Беседовал Игорь Исаков


поиск