20 октября 2019
Сегодня
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
  • Ноябрь
27.08.2019
Музыкально-театральное на «Флаэртиане»: выбор Пермской оперы
XIX Международный фестиваль документального кино «Флаэртиана» пройдет в Перми с 20 по 26 сентября. В этом году в программу вошло сразу несколько работ, связанных с мировым театром и академической музыкой. Мы решили составить подборку тех работ из фестивальной повестки, которые могут быть интересны публике Пермской оперы.


НА КАНАТЕ

Реж. Саймон Брук

Франция — Великобритания — Италия, 2012


Что за фильм?

Лента о прославленном английском режиссере Питере Бруке, снятая его сыном. Детально фиксируя процесс репетиции, фильм разворачивается вокруг придуманного Бруком упражнения «Канат», которое позволяет актеру раскрыть собственный творческий потенциал в заданной системе координат. За десятилетия практики упражнение выросло в особый вид трансформации, приближающей сценическую условность во вторую реальность, «реальность каната».

Как это обычно бывает, самое сложное — сделать просто. Брук строит упражнение на базовых ощущениях собственного тела и пространства вокруг, подключенных к «чистому воображению». Попробуй пройтись по канату так, будто он реально существует; попробуйте в группе сосчитать до 20 так, будто каждый реально знает, чья теперь очередь. На одной репетиции в эти (не)хитрые процессы оказываются одновременно вовлечены люди разных культур. Двигаясь то под ритм тамтама, то под серенаду Шуберта, актеры методично выращивают «живой театр».

Как фильм связан с театральным контекстом?

Последние полвека Питер Брук открывает все новые варианты развития сценических практик. Начинавший с шекспировского театра еще в 1940-х годах, со временем Брук существенно расширил поле своих режиссерских поисков. В 50-х он ставил оперу «Саломея» Рихарда Штрауса в декорациях Сальвадора Дали, а в 60-х — пьесу «Марат/Сад» Питера Вайса, вдохновленную «театром жестокости» Антонена Арто.

В 1970 году Питер Брук основал в Париже вместе с Мишелин Розан Международный центр театральных исследований (с 1974 года располагающийся в театре «Буфф дю Нор»), в котором начал заниматься творческими экспериментами на стыке разных дисциплин, жанров и культур. Вместе с пестрой командой артистов Брук ищет универсальные, понятные  на любом языке нарративы и смыслы, превращая, например, древнеиндийский эпос «Махабхарата» в постановку и мини-сериал.

Зачем это публике Пермской оперы?

Методика Питера Брука созвучна «бедному театру» Ежи Гротовского, в событиях которого — интерактивных, пропитанных эмоциональным вовлечением — вы могли не раз участвовать на Дягилевском фестивале. Кроме того, работа Брука с канатом как пространственным детерминантом, разворачивающим артиста в новых для него направлениях, имеет немало общего с тем, что делала Анна Абалихина на своих пластических занятиях в солистами Пермской оперы при подготовке спектакля «Закрой мне глаза».


ПРОСТРАНСТВО ДЛЯ ЖИЗНИ РОБЕРТА УИЛСОНА

Реж. Якуб Ягн

Чехия, 2016


Что за фильм?

Документальная фиксация одного сезона в центре «Уотермилл», где выдающийся театральный художник Роберт Уилсон ежегодно собирает полсотни молодых авторов для совместных творческих опытов. В течение 50 дней участники лаборатории работают с кинорежиссером Джимом Джармушем, композитором Филипом Глассом, архитектором Даниэлем Либескиндом, инди-дуэтом CocoRosie и другими не менее ценными для мирового искусства персонами. Фильм сфокусирован на том, как на эту работу проецируется  художественная философия Роберта Уилсона. 

Сквозь леса, овеянные каким-то уитмановским духом; через выкрашенные в белое помещения самого центра, где что ни стул, то инсталляция; в сопровождении лаконичных интервью и ломаных звуковых ландшафтов, Якуб Ягн осторожно подбирается к главному вопросу: что такое «Уотермилл»? Люди искусства с самым разным бэкграундом, от актрисы из Руанды до режиссера из Словении, вовлекаются в неторопливое коллективное деяние, при случае отзываясь о Бобе Уилсоне с восхищенным придыханием. В определенный момент режиссер оставляет без монтажа статичный общий план, в котором Уилсон в окружении понимающих участников просто молчит на протяжении трех минут. Из таких картинок постепенно и складывается цельный образ центра и его создателя.   

Как фильм связан с театральным контекстом?

Переоценить значение Роберта Уилсона для театрального контекста сложно. В том числе потому, что с 1970-х годов он определяет этот контекст — на правах не столько интегрированного элемента, сколько внешнего, очень самодостаточного, даже инертного фактора. Уилсон, всегда бравший на себя роли не только режиссера, но и художника по свету, дизайнера декораций, реквизита, грима, создал собственный герметичный стиль и особый тип театрального мышления.

Уилсон не идеолог, но визионер постдраматического театра. Его работы, от постановок «Эйнштейна на пляже» Филипа Гласса и «Мадам Баттерфлай» Джакомо Пуччини до «Сонетов Шекспира» на музыку Руфуса Уэйнрайта и «Страстрей по Адаму» на музыку Арво Пярта, давно обрели статус культовых, но назвать их классическими язык не поворачивается. Переводящий актерское в холодно функциональное, отказывающийся от подражания жизни в пользу предельной условности, Уилсон если и создал канон, то не такой, что поддается декодированию и адекватному заимствованию. Тем любопытнее, чему и как могут научиться молодые художники в «Уотермилле».    

Зачем это публике Пермской оперы?

В 2016 году опера Джузеппе Верди «Травиата», представленная в постановке Роберта Уилсона на Дягилевском фестивале, счастливо взорвала музыкально-театральную историю Перми таким же герметичным «ни до, ни после». Солисты оперной труппы и оркестр под управлением Теодора Курентзиса, равно как и вся команда театра, вышли на новый для себя уровень и создали во всех смыслах нерядовой спектакль. Три «Золотые Маски» (в том числе самому Уилсону в номинации  «Работа художника по свету в музыкальном театре») — лишнее тому подтверждение. 


КАРЕНИНА И Я

Реж. Томмазо Моттола

Норвегия, 2017


Что за фильм?

История норвежской актрисы Гёрильд Маусет, решившейся сыграть Анну Каренину. В фильме она преодолевает колоссальный путь — чисто пространственно (добираясь по Транссибирской магистрали до драматического театра во Владивостоке) и психологически (изучая русский язык, погружаясь в литературу и философию Толстого, знакомясь с чужим для себя национальным мироощущением). Неудивительно, что роль Карениной навсегда меняет жизнь актрисы. 

Как фильм связан с театральным контекстом?

Помимо очевидного: работы над сложнейшим образом, актерской кухни, путешествия вглубь чужой культуры — фильм касается самой природы театральности. Стоит ли роль, пусть даже великая, того, чтобы перекраивать собственную личность? «Я за тебя боюсь… Оно врастает в твою кожу», — говорит Гёрильд ее коллега из России о вживании в образ Анны. Поверить в это нетрудно, особенно если вспомнить историю Татьяны Самойловой — пожалуй, самую яркую и вместе с тем несчастную «Каренину» мирового кинематографа.

Зачем это публике Пермской оперы?

На первый взгляд, незачем. Однако история артиста-иностранца, оказывающегося в глубине России перед необходимостью адаптироваться к ее непростому природному и коммуникативному климату, нашему театру особенно близка. Как артисты труппы справлялись с этой задачей можно, например, почитать здесь и здесь.  


КУРЕНТЗИС. ПРИНЦИП СТРАСТИ

Реж. Алексей Романов

Россия, 2019


Что за фильм?

Работа пермского документалиста Алексея Романова о пермском же периоде в карьере Теодора Курентзиса. Охвативший 10 лет жизни маэстро и musicAeterna, фильм описывает и, как теперь оказалось, резюмирует хронику существования одного из ярчайших феноменов с региональной пропиской и мировым значением. Отличие полноценной ленты от многочисленных интервью, статей, видеодневников заключается как раз в этой возможности своевременного ретроспективного обобщения.  

Как фильм связан с театральным контекстом?

Связан в той же мере, что и его герои. Подобравшаяся близко к Курентзису и артистам театра, камера фиксирует ситуации из закулисья академической сцены. В кадре — хроника выступлений и репетиций оркестра, фрагменты интервью и разговоров в курилке, за кадром — вопросы: в чем суть метода Курентзиса? что есть дух музыки? как передать его слушателям? как определяются свобода и ответственность современного художника? Из отрывочных эпизодов пристального документального вглядывания складывается довольно цельный портрет и творческий манифест греческого дирижера с русской судьбой.

Зачем это публике Пермской оперы?

Изменило ли художественное руководство Теодора Курентзиса траекторию развития театра — вопрос риторический. Достаточно ли времени прошло, чтобы осмысливать это явление в его завершенности, вспоминать проекты последних восьми лет и подводить итоги, — пока личное дело каждого зрителя. Для тех, кому небезразлична судьба Пермской оперы, документальная лента действительно сможет стать фиксацией серьезного водораздела между одним большим пройденным этапом и началом чего-то нового. 


Расписание сеансов доступно на сайте фестиваля. Билеты на показы этих и других фильмов «Флаэртианы 2019» можно приобрести в киноцентре «Премьер».

Фестиваль проходит при поддержке Итальянского института культуры в Москве, Посольства королевства Норвегия в Москве, Французского Института в России при Посольстве Франции, «Альянс Франсез-Пермь», Международного института театра (Российский центр) и Чешского центра в Москве.
поиск