03 декабря 2022
Сегодня
04 декабря 2022
07 декабря 2022
09 декабря 2022
10 декабря 2022
11 декабря 2022
12 декабря 2022
13 декабря 2022
14 декабря 2022
16 декабря 2022
17 декабря 2022
18 декабря 2022
21 декабря 2022
22 декабря 2022
25 декабря 2022
27 декабря 2022
28 декабря 2022
29 декабря 2022
30 декабря 2022
31 декабря 2022
01 января 2023
02 января 2023
03 января 2023
04 января 2023
05 января 2023
06 января 2023
07 января 2023
08 января 2023
11 января 2023
12 января 2023
13 января 2023
14 января 2023
15 января 2023
18 января 2023
19 января 2023
21 января 2023
22 января 2023
28 января 2023
29 января 2023
31 января 2023
Журнал
  • Декабрь
    03
  • Январь
12.10.2022
Антон Пимонов: «Арктика» — это звучит загадочно и романтично. Интервью

Художественный руководитель Пермского балета рассказал о первой премьере сезона


rep2.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


В Пермском театре оперы и балета готовится первая премьера сезона — балетный вечер «Севагин/Самодуров/Пимонов» (12+). Художественный руководитель Пермского балета Антон Пимонов рассказывает, что это за проект и как он создавался.

Имена Максима Севагина и Вячеслава Самодурова возникли в планах пермского балета вдруг, неожиданно. Почему?

Ещё в январе, в феврале мы планировали другую балетную «тройчатку»: должны были быть одноактные балеты классиков ХХ века — Джерома Роббинса и Уильяма Форсайта, плюс моя постановка на музыку американского минималиста Стива Райха, но сотрудничество с западными фондами стало невозможно из-за политических событий, и нам удалось быстро перестроиться, пересмотреть наши планы и при этом не слишком далеко уйти от первоначального замысла.

Я планировал постановку на музыку The Four Sections Стива Райха. Мне до сих пор не удавалось поработать с музыкой минимализма, хотя она всё время была где-то рядом. Мы написали в агентство, представляющее Райха, несколько запросов, но не получили ответа, а времени у нас практически не оставалось, поэтому мы пригласили композитора Антона Светличного. Он сочинил музыку по техническому заданию, опираясь на тот жанр, в котором всю жизнь пишет Стив Райх, и придерживаясь той структуры, которая есть в The Four Sections. Нам очень легко было работать, легко договариваться, мы понимали друг друга с полуслова. Конечно, интонация возникла уже совсем другая, не та, что у Райха, но это ритмичная, динамичная, дансантная музыка, которая просто кричит о том, чтобы её станцевать. Она написана для большого оркестра, такая плотная, звучная.

rep1.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


Три одноактных балета пойдут именно в том порядке, в каком перечислены имена хореографов в названии вечера?

Да. В первом отделении будет балет Максима Севагина «В тёмных образах» на музыку Вивальди, вторым отделением — балет Славы Самодурова Ultima Thule на музыку Владимира Раннева, который, как и Светличный, писал специально для этого проекта, а мой балет в третьем отделении, называется «Арктика».

Ultima Thule и Арктика — это почти одно и то же…

Да, это созвучная история, поэтому они и соседствуют. «Арктика», которую мы придумали с Антоном Светличным, — это не местоположение, а состояние природы, какие-то явления — солнечные, погодные. Очень, как мне кажется, романтичное название и загадочное.


rep3.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


У вас три разных музыкальных произведения — инструментальные концерты эпохи барокко у Севагина, камерная музыка у Самодурова, современная оркестровая партитура у вас, и всё это будет исполняться вживую, не под запись. Кто отвечает за музыкальную часть постановки?

Музыкальный руководитель проекта Владимир Ткаченко.

Три балета в чём-то совпадают стилистически, или они абсолютно разные?

Мы все трое выросли на классической школе, станцевали всю эту историю, когда были артистами, и у нас в крови присутствует одна и та же хореография. Мы — из одной кровеносной системы! Пусть зритель судит, насколько мы совпали стилистически, но мы все работаем в неоклассическом направлении. Пятая позиция, два тура и пируэты будут наверняка у всех! Что касается характера движений, то каждый из нас ищет подсказки в музыке.


rep4.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


Это будут сюжетные истории или просто танец?

Это, скорее, истории про танец и про артистов. Зритель получит пищу для ума, а танцовщики — и для ума, и для тела. Мы отталкиваемся от тех эмоций, которые нам даёт музыка, она и диктует то, что можно назвать сюжетом.

А что с художественным оформлением? Оно будет единым, или работают разные постановочные команды?

Альона Пикалова — художник-постановщик на все три части, она отвечает за сценическое пространство во всех трёх отделениях. Костюмы для Максима Севагина делает Анастасия Нефёдова, для Славы Самодурова — Елена Трубецкова, а в моём спектакле — Татьяна Ногинова. Отделения получились достаточно разные по оформлению, но Альона продумывала, как придать единство этому спектаклю.

Вы с другими двумя хореографами как-то координировали подходы, истории?

Нет, мы не вмешивались в работу друг друга, ни о чём не договаривались. Мне кажется, так правильнее: если бы мы пытались координироваться и сочинять свои спектакли про одно и то же, нас бы это поставило в какие-то рамки, а так мы творили совершенно свободно.

У вас есть главные пары и кордебалет?

У меня есть главная пара, корифейская четвёрка и восьмёрка кордебалета. Главные партии репетируют Булган Рэнцэндорж, Кирилл Макурин, Ульяна Мокшева, Альбина Рангулова, Иван Ткаченко, Георгий Еналдиев, Илья Будрин, Томонэ Кагава, Диана Куцбах и Марат Сафин. Я уже научен горьким опытом: выпишешь одну пару — заболеют, две пары — заболеют! Пусть все учат, чтобы были в теме.

Кого же вы оставили вашим коллегам?

Практически все пересекаются, все танцуют во всех трёх спектаклях. Кто-то в один вечер будет танцевать одно, во второй вечер — другое, в третий — третье. Мы пытаемся так составить график выступлений, чтобы у одного артиста не было всех трёх отделений. Хотя бы два, чтобы силы поберечь.


rep5.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


Очень похожий проект у вас планируется весной в Екатеринбурге, только вместо одного Максима другой, вместо Севагина — Петров. Это теперь традиция, или вам просто понравилось, и вы решили повторить, или просто так совпало?

Просто совпало. Практически одновременно мы задумали эти вечера со Славой Самодуровым, и когда я начал говорить со Славой о своём проекте, он тут же начал со мной говорить о своём. Наши поезда одновременно прибыли на одну станцию. Но у меня там совершенно другая работа: я ставлю «Венгерские танцы» Брамса. Соответственно, и хореография будет совершенно другая.

Что ещё планируется в Пермском балете?

Зритель соскучился по большой классической хореографии. Мы продолжаем думать о «Каменном цветке» (6+) Прокофьева, эту постановку мы отодвинули, но не закрыли. Просто в этом сезоне мне показалось уместнее поставить «Раймонду» (12+), и она у нас будет в июне. Ставить будут педагоги-репетиторы из Мариинского театра, точные имена будут известны после Нового года. Художники-постановщики — Альона Пикалова и Татьяна Ногинова. Они специально адаптируют большой балет для нашей маленькой сцены. Сразу после выпуска нашего трёхчастного проекта мы начинаем плотно работать над «Раймондой».


Текст: Юлия Баталина, Новый компаньон




поиск