03 декабря 2022
Сегодня
04 декабря 2022
07 декабря 2022
09 декабря 2022
10 декабря 2022
11 декабря 2022
12 декабря 2022
13 декабря 2022
14 декабря 2022
16 декабря 2022
17 декабря 2022
18 декабря 2022
21 декабря 2022
22 декабря 2022
25 декабря 2022
27 декабря 2022
28 декабря 2022
29 декабря 2022
30 декабря 2022
31 декабря 2022
01 января 2023
02 января 2023
03 января 2023
04 января 2023
05 января 2023
06 января 2023
07 января 2023
08 января 2023
11 января 2023
12 января 2023
13 января 2023
14 января 2023
15 января 2023
18 января 2023
19 января 2023
21 января 2023
22 января 2023
28 января 2023
29 января 2023
31 января 2023
Журнал
  • Декабрь
    03
  • Январь
30.08.2022
В чем отличия между «Евгением Онегиным» 2010-го и 2022-го? Отвечают исполнители!
В новейшее время Пермская опера осуществила две постановки «Евгения Онегина». В 2010-м  версию в классическом ключе представил Георгий Исаакян, в 2022-м новую интерпретацию «лирических сцен» — Владиславс Наставшевс. 

Постановки, конечно же, не обошлись без сравнений во время премьеры в апреле. Теперь мы решили спросить об этом у артистов, которые пели в обеих версиях «Онегина».

NCH_9512.jpg

Наталья Буклага, исполнительница роли Ольги

Два абсолютно разных мира и несуществующие персонажи

Новая постановка — это совершенно другой взгляд на произведение Пушкина и Чайковского, другое прочтение. Это внутренний мир Онегина, его воспоминания, его переживания. Все персонажи, кроме него, нереальные, его грезы наяву, то, что когда-то с ним происходило — мы существуем в параллельном мире. Поэтому движения у всех героев, пластика и даже, может быть, характер звучания голоса должны отличаться от Онегина. Это главное отличие от постановки Георгия Георгиевича.

DSC_6902-2.jpg

Гарри Агаджанян, исполнитель роли Гремина

Никогда не думал, что спою еще Зарецкого или Ротного 

В постановке Георгия Исаакяна я играл только Гремина, а здесь у меня три роли в одной — Ротный, Зарецкий и Гремин. По замыслу Владиславса Наставшевса, он является неким «злым духом», который словно руководит событиями, своеобразный режиссер, хотя он всего лишь в мыслях Онегина. 

Если в первой постановке для меня это было классическое исполнение, во второй мне нужно было собрать разные интонации в какую-то общую вокальную концепцию. Ротный — баритон, Зарецкий — характерный бас, а Гремин звучит как благородный герой в классической постановке. И моя задача — собрать их в одного персонажа. Это довольно сложно. 

N-1108.jpg

Борис Рудак, исполнитель роли Ленского 

Музыка всё та же — это всё еще «Евгений Онегин»!

В новой постановке «Онегина» мы видим не события, происходящие на наших глазах, а «дела давно минувших дней», образы воспоминаний прошедших событий в жизни Онегина. Они не дают ему покоя и уже стали наваждением. Мне кажется, мы играем даже не то, что было на самом деле, не то, как поступали и что чувствовали наши персонажи, а то, как это видел и чувствовал сам Онегин. Все-таки этот спектакль — воспоминания одного человека, Евгения Онегина.

N-1011.jpg

Константин Сучков, исполнитель роли Онегина

Музыка звучит в оркестре, вокруг нас, в наших головах и сердцах

С внешней «классичностью» спектакля Георгия Исаакяна соседствуют современные бережные режиссерские новшества, которые добавляют повествованию свежие акценты. Я отношусь с большим уважением и любовью к этой постановке. Как мне кажется, версия Владиславса Наставшевса является достойнейшим преемником предыдущей постановки «Онегина». Конечно, на этот спектакль лучше не приходить без подготовки, без представления о новой трактовке. Это самый музыкальный, эмоциональный и сложный спектакль на моей памяти, где полная отточенность стоит рядом с сильнейшей психологической отдачей, которую переживает артист.
поиск