15 декабря 2019
Сегодня
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Журнал
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
  • Январь
28.11.2019
Неутомимая Булган. Интервью с балериной Булган Рэнцэндорж

Карьера Булган Рэнцэндорж развивается стремительно: только «вчера» (в 2018 году) окончив Пермское хореографическое училище, сегодня она уже балерина Пермского театра оперы и балета.

В прошлом сезоне Булган выходила на сцену в партиях Китри («Дон Кихот»), Мари («Щелкунчик»), Гамзатти («Баядерка»), Одетты, Одиллии («Лебединое озеро»), Медоры («Корсар»), Солистки («Рубины»), Каллиопы («Аполлон Мусагет») и других. Такой стремительный взлет — редкость для недавней выпускницы. Ее обсуждают, к ней присматриваются, ее выступлений ждут.

Копия Булган_Рэнцэндорж_1_by_Гюнай_Мусаева.jpg

Булган Рэнцэндорж / Фото: Гюнай Мусаева


Это ваше первое большое интервью. Что в первую очередь читателю нужно знать о Булган Рэнцэндорж?

То, как я попала в балет. Для меня это важный момент в жизни. А еще — как я училась в Пермском хореографическом училище и какие люди мне помогали.

Родом я из Монголии. До шести лет ничего не знала про балет. Но однажды мама взяла меня за руку и привела в хореографическое училище. Конечно, меня не взяли, потому что я была еще маленькая. Тогда мама отвела меня в танцевальную студию. Потом мы узнали о кастинге в студию при театре — и я перешла туда. Там работала педагог, которая некогда окончила Академию Русского балета им. А. Я. Вагановой, мы много с ней занимались.

Как-то раз к нам в город приехали педагоги из Пермского хореографического училища, чтобы провести кастинг среди девочек и мальчиков. Искали по всей стране. Я прошла отбор, и меня пригласили учиться в Пермь.

Когда вы поняли, что балет — это то, чем вы хотите заниматься в жизни?

В семь лет, когда я попала в театральную студию. Вот тогда я поняла, что балет — это мое. У меня родители не имеют отношения к танцу, они инженеры, но маме какой-то внутренний голос подсказал, что меня нужно непременно привести в балет.

А дальше: какие перспективы вырисовывались перед вами после окончания Пермского хореографического училища в 2018 году? Вы сразу знали, что попадете в пермскую труппу?

Вообще-то я должна была вернуться в Монголию, потому что наш класс учился по договору двух стран. Но всё сложилось по-другому.

Меня пригласили сразу в Пермь и Екатеринбург. Я долго выбирала. Съездила в Екатеринбург, посмотрела театр — и поняла, что хочу остаться в Перми. Это, можно сказать, мой родной город, здесь в театре мне знакома каждая мелочь, каждая лестница. А для меня это важно — чувствовать себя уютно в пространстве.

Когда вы попали в театр, вы могли спрогнозировать, что совершите такой рывок: одна за другой ведущие партии в репертуарных спектаклях и премьерах?

Невозможно спрогнозировать, что всё будет развиваться так, а не иначе, да я и не люблю загадывать. Возможность дается всем, но как ею воспользоваться — зависит только от тебя. Получить статус балерины — очень сложно, но еще труднее удержаться в этой роли. Сохранить качество и оттачивать его от спектакля к спектаклю.

Булган_Рэнцэндорж_Гамзатти_в_Баядерке_фото.jpg

Булган Рэнцэндорж в партии Гамзатти, балет «Баядерка» / Фото: Антон Завьялов


Кто для вас главный критик?

Я могу выслушать всех: зрителей, коллег… Но дальше уже сама выбираю, что взять в работу, а что нет. Для меня очень важно мнение моего педагога-репетитора Натальи Анатольевны Моисеевой. Ну и свой внутренний голос я стараюсь слушать.

И что вам подсказывает ваш внутренний голос?

Что нужно ловить каждую возможность. Впитывать как губка всё, что дается тебе судьбой. Время очень быстро летит… Артист балета должен с умом распоряжаться своим временем.

О вас, кстати, говорят как об умной девушке и умной балерине. Вы в курсе?

Правда? Мне очень приятно это слышать. Я стараюсь каждое свое движение на сцене выполнять с умом. А еще я считаю, что балерина не только должна блистать на сцене, но и соответствовать этому статусу в обыденной жизни.

За сколько минут до начала репетиций вы обычно приходите в репетиционный зал?

Минимум за полчаса. Мне нужно разогреться, чтобы работать уже на горячее тело. И еще успеть за это время провести работу над ошибками. Вспомнить вчерашнюю репетицию, проанализировать ее и подняться на новый уровень. Так работа идет в два раза быстрее.

Есть ли у вас ориентиры в балетном мире?

Я многих балерин видела. Много у кого можно почерпнуть что-то, но все-таки я предпочитаю в каждой роли находить свое, искать себя в каждой партии.

Из каких источников вы берете вдохновение для лепки образа?

Читаю, смотрю, слушаю классическую музыку и даже перед зеркалом дома репетирую образ. Для меня это не характерно — выйти с работы и оставить в театре все мысли. Я постоянно размышляю о партиях, анализирую, просматриваю записи своих выступлений, чтобы расти от спектакля к спектаклю. Всегда есть и будет, над чем работать.

И репетитор мне в этом тоже помогает. Бывает, я принесу какую-нибудь находку в зал —  Наталья Анатольевна посмотрит и скажет: вот это, например, мне походит, а это — нет.

Булган-Гамзатти в Баядерке.jpg

Булган Рэнцэндорж в партии Гамзатти, балет «Баядерка» / Фото: Никита Чунтомов


Алексей Мирошниченко, руководитель балетной труппы Пермского театра оперы и балета, часто дает какие-то рекомендации лично?

Он присутствует почти на каждом спектакле и потом, уже за закрытым занавесом, дает советы, просит повторить элемент, если он был выполнен неверно. Я вообще Алексею Григорьевичу очень благодарна: все-таки доверить недавней выпускнице сложные партии — большой риск. Всё, что он говорит, я стараюсь брать на заметку.

Чем отличается педагог в училище от педагога в театре?

В училище закладывают основы балета. Спасибо Нине Петровне Костаревой, которая привила мне понимание искусства танца. В театре же педагог уже работает над раскрытием твоей индивидуальности и мастерством. Плюс передает свои собственные исполнительские наработки.

Вы танцуете с разными партнерами. Что самое главное в дуэтном танце?

Уважение. Ребята все очень разные, и все уникальные. Я каждого ценю. К тому же они работают в театре дольше меня, у них больше опыта, и я не боюсь им доверять.

Булган_в_партии_Фарах_Пехлеви_в.jpg

Булган Рэнцэндорж в партии Императрицы Фарах Пехлеви в старости, балет «Шахерезада» / Фото: Никита Чунтомов


Какую из исполняемых сейчас партий вы бы назвали любимой?

Это Никия в балете «Баядерка». Я хотела исполнить эту партию с первого класса училища. В ней танец и драма составляют единое целое. Это особенно видно в танце со змеей. Сам танец здесь очень красивый, и через его красоту ты — то есть Никия — можешь выразить свою грусть о том, что человек, которого ты любишь, сидит с другой девушкой и ты в эту минуту танцуешь на их свадьбе. Ты танцуешь — и горе выходит. Но это должно быть очень сдержанно.

Тем не менее вас номинировали на «Золотую Маску» за исполнение другой партии в этом спектакле — Гамзатти, как раз той самой невесты-разлучницы.

Гамзатти мне тоже очень нравится. Но это совсем другая героиня. Я воспринимаю ее как достаточно взрослую женщину, которая знает себе цену и очень уверена в себе.

Еще более зрелый персонаж моего репертуара сейчас — императрица Фарах Пехлеви в старости из балета «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко. Это не танцевальная партия, но я всем своим телом, каждой позой должна передать всю ее жизнь. Совсем другое дело — юная Фарах: в этой роли все эмоции наружу.

Еще я очень люблю «Рубины» Баланчина-Стравинского. Это неоклассическая хореография, у нее нет драматической подложки в виде либретто — ты просто выходишь на сцену и зажигаешь. Для меня этот балет как азартная игра. Я получаю от него огромное удовольствие!

Булган_Рэнэндорж_в_балете_Лебединое.jpg

Булган Рэнцэдорж в партии Одетты, балет «Лебединое озеро» / Фото: Антон Завьялов


Есть ли партии, в которым вам пока тяжело?

Все спектакли сложны по-своему. Не могу сказать, что какой-то из них дается легче. Например, «Лебединое озеро» — очень трудный спектакль. После белого акта ты прибегаешь в гримерный цех, чтобы переделать прическу, и только и думаешь о том, где бы взять силы. Ведь впереди Черный лебедь — образ, в котором ты должна сразить всех наповал, еще и фуэте крутить. Но выходишь на сцену — и силы сами откуда-то берутся.

То есть сцена не только забирает силы, но и дает их?

Выходя на сцену я еще чувствую сильнейшую энергию, которая идет от оркестра и зрительного зала — и это очень помогает. Сцена вообще мое самое любимое место в театре. Это что-то теплое. Когда ты работаешь в классе, а потом выходишь на спектакль — совсем разные ощущения. На сцене происходят чудеса.


Интервью: Наталья Овчинникова
Источник: журнал «Аэропорт-Пермь»

поиск