25 июня 2021
26 июня 2021
28 июня 2021
10 июля 2021
15 июля 2021
20 июля 2021
22 июля 2021
28 июля 2021
30 июля 2021
Журнал
  • Июнь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
  • Июль
26.05.2021
Белое, черное, белое. Антон Пимонов — о майской премьере и Балете Балетыче

28, 29 и 30 мая Пермский театр оперы и балета дает очередную премьеру. Точнее, сразу две. В программу вечера одноактных балетов вошли два новых спектакля: «Концерт № 5» и «Польский бал».

В преддверии этого события руководитель балетной труппы театра Антон Пимонов встретился с пермскими любителями балета. Он рассказал, почему основой всего на земле считает музыку, зачем Перми нужен «Путеводитель по балету» и каким был его путь от ансамбля «Улыбка» до премии «Золотая Маска».


I_eGLK0g.jpeg

Фото: Андрей Чунтомов


А так можно было?

Антон, как у вас появилась идея поставить балет на музыку Пятого фортепианного концерта Сергея Прокофьева?

Изначально планировался другой фортепианный концерт — Александра Черепнина. Но когда я начал работать над ним с артистами, то понял, что движения не срастаются с музыкальным материалом. Вместе с Артёмом Абашевым мы стали обсуждать другой вариант. И он посоветовал обратить внимание на Концерт № 5 для фортепиано с оркестром Прокофьева. Как только я включил первую его часть, сразу почувствовал: это нужно ставить.

Небалетная музыка для балета?

Да. Главное, чтобы твое мироощущение откликалось на тот или иной музыкальный материал, чтобы он давал тебе какие-то ассоциации. Тогда ты начинаешь дружить с музыкой и через хореографию передаёшь все это артистам.


09c661458a97c0e6f4051a3349425143.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Артисты могут на репетициях предлагать вам что-то свое?

Конечно. В Перми прекрасные танцовщики, у которых большой опыт работы с разными хореографами. Назову Сашу Таранова, замечательного солиста. Он всегда предлагает свои интерпретации. Этот живой процесс – бесценный. Хотя в декабре я уже поставил с пермским балетом «Озорные песни» на музыку Франсиса Пуленка, именно Концерт № 5 считаю пробой пера для себя и труппы. Тогда был камерный состав, а здесь занята вся труппа. Кроме того, ребятам пришлось учить другой хореографический язык. Все движения те же, которым обучали их в училище, но сложены они как бы в обратном порядке. Поэтому нередко вижу в их глазах вопрос: «А что, так можно было?» И для них, и для меня это — школа.

Еще одной премьерой предстоящего вечера станет «Польский бал». Кто над ним работает?

«Польский бал» — второй акт из оперы «Жизнь за царя» Михаила Глинки. Появление этого шедевра в репертуаре театра в год его 150-летия (к тому же история Пермского оперного и начиналась со спектакля «Жизнь за царя») очень символично. Это самостоятельный акт из четырёх салонных характерных танцев: полонез, краковяк, вальс, мазурка.

Балетмейстер-постановщик — солистка Мариинского театра Елена Баженова. Когда она пришла туда работать, на сцене ещё шёл этот спектакль в редакции 1939 года. То есть Лена может передать хореографию Кореня-Лопухова из ног в ноги. Как раз сейчас она вычищает с артистами все положения корпуса, рук, ног. Потому что, например, то же движение пагаля в Пермском балете делают не так, как в Мариинке. Будем делать по-петербургски, но с пермским акцентом!


83b8ebb729f9c170f715154e9bf6493b.jpg

Фото: Андрей Чунтомов

Мир спасет музыка

А есть то, что петербуржцам не грех перенять у пермяков?

Преданность традициям. Отметил это, впервые попав в Пермское хореографическое училище в 2015 году, когда меня приглашали ставить миниатюру для выпускного класса. В Петербурге, несмотря на сильную школу и сильный театр, это немножко размылось. Из-за большого количества спектаклей, текучки какие-то нюансы затираются. А в Перми это сохранилось, чему я безмерно рад.

Вы помните первый балет, увиденный в детстве?

«Жизель». Что за труппа — не помню. Бывают такие сборные труппы, устраивающие чёс по стране. Сегодня испытываю невероятную злость к подобным коллективам. И вот родители повели меня на эту несчастную «Жизель». Слава богу, спасла музыка. Кстати, красиво валяться по полу под музыку — тоже талант!

А через год, когда мне было 9 лет, мама сказала: «Всё, поехали в Ленинград, поступаем!» Я, конечно, был против. Куда, зачем? Ведь так классно гонять мяч во дворе с пацанами. Хотя танцами тогда я тоже занимался. С ансамблем народного танца «Улыбка» мы вечно плясали летом на каких-то праздниках на волгоградской набережной.

Но мама в итоге оказалась права?

Абсолютно. Спасибо ей за это. Не скрою, порой хотелось бросить балет. Помогало то, что я очень любил, люблю и, надеюсь, никогда не разлюблю музыку. Не только в танце, а как явление. Музыка спасет этот мир. Музыка, а не любовь. 

Когда вы поняли, что хотите ставить?

Невозможно захотеть ставить. Это же не в магазин пойти за хлебом. До сих пор считаю, что ковыряюсь в ногах, а не ставлю. Если человек говорит, что он хореограф и ставит балеты, то сразу — до свидания. Я не ставлю балеты. Я собираю людей на сцене под определенную музыку. Вижу, как артисты постепенно входят во вкус и начинают срастаться с нею. Простыми словами, плейлист с меня.


c8b6394dd854992f6a738361a6e95f6e.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Первый свой номер поставил для Кати Кондауровой, прима-балерины Мариинки. Она ходила за мной хвостом: «Антон, ты можешь! Поставь мне номер!» Что называется, доходилась. В 2013 году в «Творческой мастерской молодых хореографов» в Мариинском театре сделал миниатюру «Хореографическая игра 3x3». Через год — вторая мастерская. В 2015 году — «Ромео и Джульетта» Прокофьева в Театре балета им. Якобсона.

Откуда взялась пачка?

Можно ли сказать, что в Прокофьеве, к которому нынче вы обращаетесь уже в четвертый раз, вы нашли своего композитора?

Я бы так не говорил. Но он действительно близок мне музыкальными шуточками, которые с удовольствием переношу в движения артистов. А необыкновенная лиричность его мелодий! Правда, опыт с «Ромео и Джульеттой» оказался для меня не слишком удачным. Наверное, просто рано было браться тогда за такой большой музыкальный пласт. Сейчас? В Перми идёт прекрасная редакция Макмиллана. Пока нет необходимости.

3a4f4a638882ca54ad826b51ac46f959.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Многие пермяки ждут, когда в нашем театре появится балет «Спартак».

Не думаю, что для Пермского балета это важная цель. «Спартак» все-таки ближе Москве. Зачем залезать на чужую территорию? Пермский балет — не рубашка на разрыв. Это интеллигентность и школа, близкая петербургской. И вообще: если ты хочешь балет «Спартак», это значит — ты не пермяк.

Чем еще, кроме вечера балетов на музыку русских композиторов, порадуете в ближайшее время?

Размышляя, чем разбавить программу вечера, мы решили включить в нее уже идущую у нас современную постановку Дагласа Ли «Когда падал снег». Чёрный снег на чёрном фоне. Визуально это выглядит так: белое (белые декорации и яркие костюмы в «Польском бале») — черное — и снова белое (белый цвет переходит в Концерт № 5).

А в ноябре представим публике то, чего ещё не было в России, — «Путеводитель по балету». Зачем городу, где есть хореографическое училище, такой спектакль? Затем, что даже взрослые не всегда понимают, почему эта героиня делает такие движения, а тот герой — такие. Почему балерина танцует на пальцах? Откуда взялась балетная пачка? И так далее. В девяти сценах первого отделения мы расскажем и покажем базовые вещи, из которых состоит балетное искусство. А во втором — бал сказок из «Спящей красавицы». Как продолжение сцен про языки танца из первого акта.

Великолепный спектакль для семейного просмотра! А если бы в мире остался только один, самый главный балет, что это было бы, по-вашему?

Балет Балетыч — это урок классического танца.


Текст: Вера Шуваева, АиФ-Прикамье.



поиск